Наша больница вновь раскалена до «красной зоны». О том, что новая, четвертая, волна накроет страну, все знали, а медучреждения были готовы. Но тут наложилась еще и сезонная заболеваемость ОРВИ и гриппом. Двойная нагрузка на медиков. Они лишь пару месяцев поработали в нормальном ритме, и вот вновь – СИЗы, маски и разделение на чистую и грязную зоны.

На автобусной остановке напротив терапевтического корпуса полная женщина средних лет громко говорит в телефон: «Никакой прививки я никогда делать не буду! Смерти не боюсь. Умру, так умру». За ее спиной – городская больница. Здесь, в ковидной реанимации лежит мужчина. Растрепанные волосы, голова неестественно повернута к окну, кожа очень бледная. Легкие больше не работают. За него дышит аппарат ИВЛ. Это устройство – единственный шанс на выживание. И я почему-то уверена, что он и его родные сейчас отдали бы многое, пусть и за малейший шанс не заболеть.

Хотя, почему же малейший?

Из 88 пациентов, находящихся сегодня в инфекционном отделении, вакцинированных всего три. А среди реанимационных больных привитых вообще нет.

 

Летом, когда казалось, что в битве с вирусом произошел перелом и враг отступает, больница вернулась к обычному режиму работы. Но надежда на мирное время продлилась недолго, пришла новая волна.

– В реанимации находятся пациенты в тяжелом и крайне тяжелом состоянии,  которым необходима искусственная вентиляция легких, – рассказывает врач-реаниматолог Андрей Косовец.

– Жодинская городская больница одной из первых в стране начала оказывать помощь пациентам с COVID-инфекцией. И наше отделение не закрывалось даже во время относительного «затишья» пандемии. Но уже с сентября мы опять начали расширяться. Сначала с 40 до 60 коек, потом до 80, а с 1 октября – до 120, плюс девять – реанимационных, – говорит Ольга Косовец, заместитель главного врача ЦГБ.

Сегодня все 22 палаты отделения и реанимация заполнены на 100 %.

Железный аргумент

Ирина – медик, она одна из немногих пациентов, кто все-таки привился. Было это по весне, а учитывая ее постоянный контакт с больными, риск заразиться у нее был намного выше. В итоге «обширная двусторонняя пневмония».

Ее соседка по палате – 69-летняя Мария Николаевна – в свое время не привилась и очень жалеет об этом. К тому же заболевание она запустила.

– Всем советую: почувствовали небольшое недомогание – сразу к докторам. А я с неделю пролежала дома, пока не стало совсем плохо, – сетует пенсионерка. – Почему не привилась? Да глупая потому что! Теперь всем говорю: обязательно делайте прививку! И я больше испытывать судьбу не буду. Обязательно вакцинируюсь.

Все больные коронавирусом, как один, говорят, что состояние это очень тяжелое и те, кто не перенес ковид, их никогда не поймут.

В другой палате тоже двое пациентов. Евгению 36 лет, он съездил в Витебск на семейное торжество, после чего оказался на больничной койке. Причем заболела вся родня! «Я больше не буду посещать никаких массовых мероприятий, сто процентов! И всем не советую!» – эмоционально говорит молодой человек.

Практически постоянно под капельницей – такова уже десятидневная реальность для 70-летнего Федора Васильевича. Мужчина не смог сделать прививку по медицинским показаниям. «Как вы? Домой хотите?» – спросила я у него. В ответ на мой вопрос пожилой человек заплакал. Если честно, то эта немая сцена проняла до мурашек.

Можно ли сказать, что тот, кто привился, точно не заболеет? Такой гарантии, конечно, нет.

– Могу только отметить, что привитые пациенты переносят болезнь легче, и даже в лечении пневмоний мы обходимся своими силами. Переводов в реанимацию вакцинированных людей у нас не было, как не было и летальных исходов, – констатирует заведующая инфекционным отделением Галина Бернацкая. Она с первых дней работает с ковидными пациентами и вместо комментария ведет меня в следующую палату. Здесь также два пациента. Мужчина средних лет с ожирением и спортивный молодой парень. Мужчина привит. Он ходит по коридорам, ведет себя крайне энергично. Молодой лежит пластом на высокопоточном кислороде и не может подняться. Он не прививался. А это еще раз подтверждает: вакцина смягчит удар ковида. После укола все тоже может пройти тяжело, но это будет скорее исключение, чем правило.

Закономерность: в ковидную реанимацию не попадают те, кто привился. И это железный аргумент в пользу вакцинации.

Так почему же люди пренебрегают реальной защитой? Кто-то не дошел, не успел, не захотел, побоялся… И это притом что кампания по вакцинации в городе развернута масштабная. Прививку – причем бесплатно! – может сделать любой желающий. В поликлинике, в больнице, на работе, на дому.

 

Дышите глубже

В отделении есть 44 стационарные кислородные точки, а также переносные кислородные концентраторы.

Это сейчас Виталий держится бодрячком, шутит с Галиной Бернацкой и позирует мне для фото. Но от аппарата мужчина все еще отойти боится, ведь для насыщения крови кислородом в его нос вставлена назальная канюля.

– Что, тяжеловато дышать без маски? – спрашиваю у него.

– Нормально, – отрезает собеседник.

Хотя, по словам Галины Болеславовны, Виталий немного лукавит: его состояние еще пару дней назад было достаточно тяжелым.

Еще один кислородный концентратор поддерживает показатели сатурации Ольги Павловны на уровне 94-96. Вроде бы норма, но чувствует себя она неважно. Очень тяжело дышит, в глазах страх.

Болезнь пришла за молодыми

Но по-настоящему страшно в ковидной реанимации. Чистота и тишина здесь стерильные. На высоких койках неподвижно лежат пациенты. Толстые ребристые трубки от горла ведут к аппаратам ИВЛ, которые качают кислород и помогают людям, введенным в медикаментозный сон, дышать. Самостоятельно они не могут. Без аппарата пациенты умрут.

– Что характерно: именно сейчас в реанимации немало людей из возрастной категории от 30 до 40, чего раньше не было. Одному из них вообще было 22 года, – рассказывает врач-реаниматолог Андрей Косовец. – То есть если раньше осложнения болезни мы списывали на лишний вес, возраст, сопутствующие заболевания, то сейчас лежат пластом молодые, стройные. И даже если удается их спасти, потом следует долгий период реабилитации. Ведь у человека после комы длительное время сохраняется глубокий неврологический дефицит.

А по-простому – приходится, почти как в детстве, заново учиться ходить, дышать полной грудью. А еще усвоить урок: хочешь жить – пора защищаться.

Жизнь с «врагом»

На посту медицинские сестры Кристина Михальченко и Наталья Тумар раскладывают лекарства для больных, сортируют результаты анализов. Причем делают это так, как будто на них нет ПЧК, двух пар перчаток, респираторов и щитков… «Сейчас вообще хорошо, не жарко», – по голосам слышно, что девушки улыбаются. Привыкли. Но представьте: в такой экипировке они работают по 12 часов в сутки, делают уколы, ставят капельницы, ухаживают за больными, многие из которых лежачие и нуждаются в постоянной помощи: перестелить постель, переодеть, накормить, дать лекарства. Я же в противочумном костюме начала обливаться потом уже через две минуты. И сразу же вспомнила ту женщину на остановке. Может, она и не боится смерти. Но если, не дай бог, попадет в реанимацию, ей вставят трубку ИВЛ в трахею, прикрепят датчики к груди. За ее жизнь будут бороться до последнего. Рискуя собственным здоровьем, обливаясь потом и натирая до крови лицо защитными масками.

На вопрос, когда же уйдет COVID, врачи прогнозов не дают, лишь предполагают, что вирус станет таким же сезонным, как и грипп. А значит, надо учиться жить с новым «врагом».

Всего в Жодино полный курс вакцинации прошли 8 798 человек. Но если в предыдущие три волны прививаться советовали людям постарше, теперь на больничных койках с ковидом пациенты 30+. И этой категории не посоветуешь сидеть дома или избегать общественных мест. Поэтому лучше вакцинироваться.

 

Ольга ГЛУШКО

 

 

Галина Бернацкая: «Для поддержания показателей сатурации на необходимом уровне больных подключают к кислородным точкам».

 

 

 

 

image_pdfСоздать PDFimage_printВерсия для печати

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here