На рубеже нынешнего и прошлого веков в Беларусь пришли интернет и мобильная связь, которым предстояло полностью изменить информационную составляющую нашей жизни. Но десятилетием ранее картина мира еще писалась типографской краской. Тогда-то, в 1991 году, к сонму печатных изданий добавилась газета «Жодзiнскiя навiны».

Этот овощ вызрел как раз к своему сроку. В то время спрос на информацию был ошеломляющий: возникший на волне провозглашенной последним генсеком гласности, он достиг своего пика в момент, когда жизнь вдруг стала стремительно меняться – со сломом строя, развалом страны, крушением мировоззрений. В газетах искали ответы на вопросы «что происходит» и «что будет дальше», они становились путеводителем по новой стране и новой жизни. Общество разделилось на потребителей информации и на ее поставщиков – тех, чье многоголосье наперебой неслось с трибун съездов, пленумов, совещаний и заседаний, и кому при их широте мыслей слишком тесны были стены залов, в которых проходили эти самые съезды, пленумы, совещания и заседания.

До тех пор Жодино довольствовался толикой новостей о городе и сообщений для горожан, публикуемой в смолевичской районке и заводской многотиражке. Но с ростом информационного вала потребовался новый широкий коммуникационный канал, и прежде всего в нем были заинтересованы депутаты горсовета, которые и приняли решение об учреждении собственной городской газеты.

Арендованная комната на верхнем этаже здания стройтреста, в котором сейчас располагается горисполком, разномастная мебель и разношерстные сотрудники (да простят мне коллеги такое художественное определение) – вот с чего начиналась городская газета. Штат еще предстояло укомплектовать, имуществом – обзавестись, но главным было в кратчайшие сроки начать выпуск издания.

Первые номера «Жодзiнскiх навiн» с виду были неказистыми, но на самом деле являли собой, как сказали бы сейчас, инновационный продукт. Помните, как в культовом сериале «Бригада» хвастался своим автомобилем герой Дмитрия Дюжева Космос: «Такая только у меня и у Майкла Джексона». Примерно с теми же интонациями несколькими годами ранее сотрудники «Жодзiнскiх навiн» говорили коллегам из других изданий: «Так делают только у нас и в «Семи днях» (популярный в ту пору еженедельник БЕЛТА «7 дней» был чем-то вроде аналога «АиФ»). Все дело в том, что жодинская газета одной из первых в стране стала применять компьютерную верстку, тогда как повсеместно еще использовался типографский набор. Так что за тридцать лет своего существования «Жодзiнскiя навiны» никогда не бывали на наборном столе, а ее сотрудники не держали в руках строкомера.

Достоянием новорожденной редакции были два компьютера: один попроще, для набора текстов, другой посложнее, собственно для верстки газеты. Колдовали за ними «специально обученные люди» (хотя обучались они, как и их преемники впоследствии, главным образом прямо на рабочем месте). Журналисты же еще несколько лет писали по старинке, от руки, сдавая затем рукописи оператору набора текстов, вечно ворчавшей из-за неразборчивых почерков. Один (не будем показывать пальцем) предпочитал печатать свои творения на машинке, за что был любим оператором и не любим другими сотрудниками из-за грохота массивной «Ятрани».

Интернета, как вы помните, еще не было, а потому готовый макет в типографию приходилось отвозить, распечатанным на кальках. Это не доставляло особых сложностей, пока газета выходила форматом А4. Зато когда решили перейти на более солидный и привычный для читателей формат А3, столкнулись с проблемой – соответствующего принтера было не сыскать. Пришлось выводить страницы частями на принтере А4, а затем заниматься чем-то средним между аппликацией и сбором пазлов, составляя и склеивая из обрезков текстов и заголовков полномасштабную страницу. Этим нелюбимым занятием сотрудники редакции занимались поочередно, оставаясь в вечерние смены. А наутро дежурный складывал макеты страниц в тубус и на электричке вез в Борисовскую типографию. С отсутствием интернета была связана и еще одна еженедельная поездка – в Минск, в Белтелерадиокомпанию, где гонцам из разных газет на дискеты (флешек еще тоже не было) записывали программу телевидения на предстоящую неделю.

Цифровые фотоаппараты в 90-х также были еще делом будущего. Все снималось на пленку, поэтому на большие репортажи – с праздников, ярмарок, значительных событий – фотограф комплектовался с запасом. По возвращении запирался в темной комнате и через какое-то время приносил на суд коллег целый ворох еще влажных фотоснимков, которые сохли прямо на столах, а порой и на полу. Отобранные фотографии прикладывались к макету и также отправлялись в типографию.

Собственного транспорта у редакции тоже долгое время не было, поэтому расписание движения городских автобусов являлось непременным предметом экипировки каждого журналиста. Был период в начале девяностых, когда несколько дней автобусы по городу не ходили из-за нехватки бензина. К тому времени редакция уже переехала в новое административное здание на улице Сухогрядской, а вот исполком еще оставался на ГРЭСе, как и Дом культуры, где проходили сессии горсовета, так что журналистам приходилось ежедневно, а порой и по пару раз на день, совершать пешие прогулки из одного конца города в другой. В том числе и на улицу Труда, к руководству автопарка, чтобы получить развернутый комментарий о причинах транспортного коллапса. Комментарии, кстати, как правило, заносились скорописью в блокноты, коих у каждого корреспондента скапливалось великое множество, поскольку единственный в редакции диктофон был из арсенала радиожурналистов – ящичек через плечо с выносным микрофоном.

В общем, трудностей в первые годы хватало, но большинство были именно технического характера. А вот в моральном плане работалось легко – больно уж интересное время было с точки зрения журналиста: все новое, незнакомое, неизведанное. Газета помогала читателю разбираться в нюансах новых реалий, вводила его в мир рыночной экономики, знакомила с особенностями предпринимательства. И здесь нужно отметить благожелательность и готовность помочь руководителей городских органов власти, отделов и служб, депутатского корпуса. Газету рассматривали как помощника в установлении коммуникаций с населением, надежное средство диалога, инструмент влияния. Соответствующим было и отношение к ее сотрудникам. В «Жодзiнскiх навiнах» никогда не платили больших денег, но напряженная работа и нехватка личного времени компенсировались статусом, осознанием важности своего дела, благодарными отзывами читателей – да, в те годы их было немало.

Вместе с городом, вместе со страной «Жодзiнскiя навiны» достойно переживали непростые времена, когда надо было, туже затягивали пояса, но не срывали выпусков. Пробовали сделать рекламное приложение к газете, а однажды взяли на «Свiтанке» партию трикотажа и, как десятки других жодинцев, поехали с баулами в Россию продавать на рынках Подмосковья трусы и маечки, халаты и платьица. На вырученные деньги закупили газетной бумаги для типографии – бизнес-план нехитрый, но кратковременный эффект дал.

Со временем ситуация в экономике улучшилась – наладились дела и у газеты. Обзавелись машиной, компьютерами для каждого сотрудника, еще раз переехали теперь уже в собственное здание на проспекте Мира. За тридцать лет хватало творческих успехов, высоких наград. Но те первые годы с макетом в тубусе, с телепрограммой на дискете, с фоторепортажем на полу и сейчас вспоминаются с теплом и доброй ностальгией.

Я намеренно не стал вставлять в этот текст никаких фамилий – ни первых сотрудников редакции, ни многочисленных причастных, помощников и почитателей. Это был бы длинный список и непременная боязнь кого-то забыть, не упомянуть, не воздать по заслугам. Поверьте, этих людей было очень много, а будет еще больше, ведь газета лишь отметила тридцатилетие – как один из этапов в своей продолжающейся истории.

Виктор ГЛУШКО

image_pdfСоздать PDFimage_printВерсия для печати

2 КОММЕНТАРИИ

    • Работать в СМИ, непосредственно, в газете «Жодзінскіе Навіны» — это очередной этап на десятилетия, для нас, неравнодушных к печатному издательству, людей.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here