Леонида Щуревич, уроженка деревни Швабы, что на Логойщине, сегодня живет в Жодино. Она 32 года отработала в энергетике – возводила Смолевичскую ГРЭС, а с 1952 года трудилась мотористом в топливно-транспортном цехе Жодинской ТЭЦ. Но где бы женщина ни жила, где бы ни работала, она никогда не забудет самый страшный период своей жизни – войну, оккупацию, плен.

Деревня Швабы Логойского района. Партизанская зона. Здесь с самого начала войны было неспокойно. Каждый житель помогал партизанам. Естественно, фашисты постоянно предпринимали различного масштаба наступательные и карательные действия в отношении партизан. Доставалось и мирным жителям, многие из которых были убиты, отправлены в концентрационные лагеря на территории Беларуси, а некоторые, как Леонида Щуревич, были угнаны в Германию.

Семья Леониды была большая: отец, мать и четверо детей, самому младшему из которых на момент начала войны исполнился всего годик.

Весна 1943 года для семьи была трагической. Сначала заболела тифом Леонида. Она выздоровела, но заболел отец, которого удалось поместить в больницу, где работала родственница (это и спасло ему жизнь).

Никогда не забудет Леонида то апрельское утро, когда в деревню на мотоциклах ворвались немцы. Они подожгли дома, а людей погнали в сторону Зембина. Так случилось, что по дороге Леониду с братом Толей и другими детьми из деревни построили в другую колонну и погнали в Барановичи. Оттуда – в Германию.

Из воспоминаний узницы, которой в то время было всего 12 лет:

– Наша небольшая группа состояла из семерых детей разных возрастов. Все из Беларуси. Нам довелось сменить четыре концлагеря. Первым  был Фалькенбург.  К слову, там были  «лучшие» условия, чем, например, в концлагере в Барановичах. Здесь кормили два раза в день.  Правда, нас вскоре перевели в другой лагерь. Вот там пришлось питаться  баландой. Что и говорить, страшно голодали, все время хотелось есть. Было плохо с одеждой и обувью. Деревянные колодки, которые нам выдали, не спасали ни от холода, ни от грязи, зато до крови натирали ноги.

Перед самым освобождением группу из детей отправили работать в хозяйство в деревне Фалькенхайн, что возле города Бранденбурга. Здесь же трудились десять девушек-полек, которых тоже угнали на работы.

– Вкалывали наравне со взрослыми. И картофель копали, и  за скотом ухаживали: убирали навоз, таскали корма – даже зерно молотить довелось. Кормили два раза в день супом. Мы ничего не знали о войне, только слышали, как все ближе и ближе канонада. Это радовало, мы понимали, что наши близко. В марте 1945 года нас освободили советские солдаты. Сколько было слез радости! Мы выглядели такими истощенными, что нас там же, в Германии, отправили на пару недель в оздоровительный лагерь, где хорошо кормили. Мы действительно окрепли, подлечились, – рассказывает Леонида Николаевна.

Дорога домой была хоть и долгой, но радостной. Леонида была убеждена, что ее ждут родители.

Минск, Борисов… Когда бывшие малолетние узники проходили по городскому рынку, услышали, что закончилась война. Это было 9 мая.

– С радостной вестью мы шли по деревням и всем рассказывали о Победе. Зашли в Зембин, Студенку – всюду нас кормили молоком и хлебом.  К вечеру 9 мая мы были уже в деревне, от которой осталось пепелище. Мама и отец плакали от радости. С тех пор все годы 9 мая для нас был двойным праздником – Днем Победы и нашим возвращением из плена. Брат Толя нашелся в волковысском детском доме. Вся семья воссоединилась.

После войны Леонида строила Смолевичскую ГРЭС, затем работала на Жодинской ТЭЦ. Здесь познакомилась  с мужем – участником советско-японской войны 1945 года, где он был ранен и контужен.

В 1971 году Леонида Щуревич награждена знаком «Ветеран энергетики БССР». За заслуги в развитии и совершенствовании Белорусской энерго- системы в 2005 году ей присвоено звание «Ганаровы работнiк Беларускай энергасiстэмы».

 

Подготовила Лилия АЛЕХНОВИЧ

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here