Последствия аварии на Чернобыльской АЭС, которая произошла 26 апреля 1986 года,  устраняли 800 тысяч человек со всего СССР. Среди них был Сергей Кручок, многие годы проработавший в должности заместителя начальника отдела по оперативно-тактической работе в городском отделе по ЧС.

Он тушил пожары в Чернобыльской зоне в августе 1986 года. На тот момент Сергею Михайловичу было 20 лет.

– Наша группа состояла из 20 человек, как и все предыдущие, она была собрана со всей республики вахтовым методом и направлена на юг Гомельщины. Мы сменили другое подразделение, которое после двухнедельного пребывания в чернобыльской зоне отправили домой. Жили мы в части, откуда выезжали на тушение пожаров в 10- и 30-километровой зонах вокруг ЧАЭС. Пожары тушили по несколько раз в день. Горели леса, торфяники и жилые помещения в Припяти и прилегающих деревнях, – рассказывает Сергей Михайлович. – Двое суток работали, одни отдыхали: в  первые сутки ликвидировали возгорания в Хойникском районе (30 км от ЧАЭС), а на вторые уже ездили тушить торфяники в зоне отчуждения (10 км от ЧАЭС). Из средств защиты на 20 человек было два костюма Л-1 и респираторы. После каждого возвращения из зоны сначала ехали в баню и только потом в часть. Кормили всегда хорошо.

– Вспомните свои ощущения. Было страшно?

– Честно, об этом не думал. Просто было недоумение, я не могу описать это состояние. В память врезались виды Припяти: молодой, красивый город с многоэтажными зданиями, школами, детскими площадками. А вокруг – ни души. Все происходящее напоминало фильм ужасов. Помню, приезжали на тушение, проходили КПП, а следом увязывались коровы, они ходили за нами, как хвостики. Страха вообще не было, только почему-то всегда хотелось спать. Думаю, так радиация действовала на организм.

– Какие моменты больше всего запомнились?

– В память врезался один случай. После катастрофы всех детей из зон вывезли, а родители остались, не видя своих ребятишек 3-4 месяца. В так называемый родительский день привезли детей, прибыли они на поезде. Нас поставили в оцепление. Поезд подъехал, и началось. Дети кричат и плачут, родители тоже. Мы прекрасно понимали, что нам необходимо удержать родителей, но не смогли,  потому что на это было невыносимо смотреть.

– С коллегами легко было работать?

– Возвращаясь в часть из зоны, приходилось поддерживать друг друга. Чтобы водитель не уснул за рулем, шутили и подбадривали его. Поэтому по пути в часть никто в машине спать не ложился, хотя очень хотелось.

Кирилл ПАШКЕВИЧ

 

 

image_pdfСоздать PDFimage_printВерсия для печати

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here