До сих пор цивилизованный мир содрогается, вспоминая ужасы последней войны. Тяжелые испытания, выпавшие на долю взрослых, прошедших застенки концлагерей, не обошли стороной и ни в чем неповинных детей. Среди них и жительница деревни Калюга Татьяна Яковлевна Лукьяненко. Многое из той жизни за колючей проволокой она знает по рассказам братьев и отца, но некоторые моменты сохранились в ее памяти на всю жизнь.

Когда началась Великая Отечественная война, Тане Царевой (Лукьяненко) было три года. Ее большую и дружную семью война застала в Дубровенском районе в деревне Шеки, куда Царевы переехали перед войной из Витебской области. Страшные события происходили здесь летом 1943 года.

– Прибежал с улицы папа и стал говорить, чтобы мы быстро собирались, так как немцы сожгут деревню, – рассказывает Татьяна Яковлевна. – Моей сестричке Гале было два годика, брату Мише –  четырнадцать, Косте – тринадцать, Леше – восемь и мне пять. Мы выбежали из дома, а немцы уже рядом. Мы сначала сопротивлялись, так они ударили маму прикладом, она упала. Нас всех согнали в одно место, построили в колонну и куда-то погнали. А деревню подожгли. Мы шли долго. Пригнали к железной дороге, погрузили в товарняки и долго-долго везли.

Люди попали в немецкий концентрационный лагерь «Дребец». Он был обтянут колючей проволокой. Семью сразу разлучили с отцом и братьями, поместив всех в разные бараки.

«Хоть я была маленькой: на тот момент было шесть лет, но жизнь в лагере я запомнила навсегда. Очень хотелось есть, и мы, дети, таскали с помойки отбросы. Это было запрещено. Однажды охранник схватил меня и бросил в камеру. Там было много людей, и я увидела своего брата Лешу. Потом меня повели к коменданту лагеря. Он кричал и задавал один и тот же вопрос: «Ваша семья – партизаны?» Хорошо, что мама приказала молчать. Я так и сделала. За это меня посадили в карцер – железобетонную будку с маленьким окошком. Там были и другие люди. Все сидели очень долго. Потом меня все же отпустили, и я вернулась к маме. Всех кормили один раз в день какой-то баландой – в грязной воде плавала шелуха от картошки, свеклы и морковки. Все ходили грязные, вшивые, чесались…

Татьяна Лукьяненко на празднике в деревне Калюга (в центре).

Татьяна Яковлевна не смогла сдержать слез, когда стала рассказывать о своей младшей сестренке: «Помню, что она все время плакала, такая маленькая, худенькая, со вздутым животиком. Мы пухли от голода, страдали от холода и издевательств охранников и надзирателей. А мама все просила потерпеть, говорила, что скоро придут наши. И молилась. Сила маминой молитвы и спасла нас».

Татьяна Яковлевна рассказала, что даже сегодня, спустя многие-многие годы, она видит страшные сны о том времени. Чаще всего ей снится плац, куда их раздетых и босых в любое время года выгоняли на построение, слышит лай собак и крики немцев.

Не менее страшные испытания выпали на долю отца и братьев. Позже они с мамой узнали, что папа работал на изготовлении брикета, а братья и другие дети – на стеклозаводе, где выдували лампочки. Дети трудились до изнеможения.  Если хотя бы одна лампочка падала и разбивалась, незамедлительно следовало наказание. К счастью, братья и отец выжили. И спасение все же пришло.

– В небе над лагерем появились самолеты, были слышны автоматные и пулеметные очереди, где-то рядом гремели взрывы, – рассказывает Татьяна Лукьяненко. – Вдруг все женщины побежали куда-то вперед. Оказалось, что они увидели наших солдат. Все обнимали освободителей, плакали, смеялись. К нам с мамой подбежали папа и братья. Стали нас кормить, но много не давали, ведь многие от переедания умирали. Наша семья выжила, но мама серьезно заболела, ослабла, у нее отказали ноги. Наша мамочка просила только о том, что, если она умрет, похоронить ее дома, не оставлять на германской земле. Я помню, как все люди пешком двинулись в сторону дома, на Родину. Папа вез маму на какой-то коляске вместе с сестрой Галей, а я шла пешком рядом с братьями. Потом солдаты дали нам вола, и маму переложили на телегу.

Так семья добралась до железной дороги и уехала домой. В деревне они увидели, что дома нет. Но это после всего пережитого уже не пугало. Главное – вернулись. Вернулись все! Мама Татьяны Яковлевны прожила еще неделю, папа умер, когда девочке было двенадцать лет. Очень тяжело было Царевым одним без родителей вставать на ноги. Но и тут их сплоченность помогла выстоять. Татьяна Яковлевна всю жизнь честно и добросовестно трудилась. Когда переехала в Смолевичский район, устроилась на ферму дояркой в деревне Калюга, где по сей день и живет. За трудовые заслуги она награждена медалью.

Подготовила Лилия АЛЕХНОВИЧ

 

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here