В начале июля наша страна отметит знаменательную дату – 75-ю годовщину освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В ходе подготовки к этому празднику Исполком Совета Федерации профсоюзов Беларуси принял решение установить на площадке с боевой техникой у подножия Кургана Славы, который, к слову, отметит в нынешнем году свой 50-летний юбилей,  памятник советскому штурмовику «Ил-2».

И тип самолета, и место выбраны не случайно. Именно бронированный штурмовик «Ил-2», прозванный среди солдат «летающим танком», стал для фашистов «черной смертью», от его испепеляющего огня яркими факелами вспыхивали не только гитлеровские орудия и автомашины, но и тяжелые «Тигры». Едва завидев советские «илы», немецкая пехота бросалась врассыпную, стремясь укрыться в какой-нибудь щели от шквала пулеметного огня. Илы сыграли неоценимую роль в разгроме немецко-фашистских войск на территории Беларуси. При разгроме «Минского котла» в начале июля 1944 года на территории Смолевичского района геройской смертью погибли летчики-штурмовики 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии старший лейтенант Борис Окрестин, лейтенант Иван Березин, младший лейтенант Николай Киреев. В память о них, в память о грозном «илюхе», как его ласково называли летчики, ставшим самолетом Победы, встанет на вечный покой боевой самолет «Ил-2» периода Великой Отечественной войны.

Серийное производство «совсекретных» самолетов «Ил-2» началось в феврале 1941 года в Воронеже. Постепенно они начали поступать в войска. В ВВС Западного особого военного округа первые «илы» поступили в середине июня 1941 года, в 74-й штурмовой авиационный полк 10-й смешанной авиадивизии, базировавшейся в Брестской области под Кобрином.

74-й ШАП под командованием майора Б.М. Васильева, основным местом дислокации которого являлся аэродром Пружаны, был вооружен устаревшими бипланами И-15бис (34 самолетов) и И-153 «чайка» (15 самолетов).  В дополнение к имеющимся самолетам полк одним из первых получил новейшие штурмовики «Ил-2» в количестве 8 единиц. В полку имелось 70 летчиков на 60 исправных самолетов, однако к началу войны на «илах» никто еще не летал.

Осваивать новую технику летчикам пришлось уже в боевых условиях. 17 мая 1941 года авиаполки 10-й САД, так же как и других дивизий ВВС Западного ОВО, были выведены на полевые аэродромы. 74-й ШАП перебрался на аэродром Малые Зводы. Сюда же к середине июня прибыли и новые самолеты. Переучивание личного состава планировалось провести в июле-августе, а пока учебно-боевая подготовка продолжалась на старых самолетах.

В 3 часа утра 22 июня в полку прозвучал сигнал боевой тревоги. В 4 часа 15 минут  аэродром 74-го штурмового полка подвергся налету немецкой авиации. Средств ПВО на аэродроме не было. 10 «мессершмиттов» в течение нескольких минут расстреливали самолеты. В результате все 15 «чаек» и два «Ил-2» были уничтожены. Летчики, находившиеся в самолетах, взлететь не успели.

Оставшийся без самолетов личный состав полка забрал документы, знамя и под командованием начальника штаба майора Мищенко убыл на восток. В дальнейшем этот полк, как и вся дивизия, стал гвардейским и закончил войну в Берлине.

Принято считать, что на территории Белорусского фронта первые «илы» вступили в боевые действия 27 июня 1941 года в составе 4-го штурмового авиаполка, прибывшего накануне из Киевского военного округа. Однако это не так. Уцелевшие под вражескими бомбежками два «Ил-2» 74-го ШАП перелетели на аэродром Бобруйск, где базировалась 13-я бомбардировочная авиадивизия генерала Ф.П. Полынина. Поскольку 13-я БАД в первые дни войны понесла большие потери, Полынин принял волевое решение все самолеты, прибывшие в Бобруйск из других авиаполков, включить в состав 13-й бомбардировочной авиадивизии. А 25 июня по приказу командования полка «илы» вылетели на первое боевое задание. Как говорится в Оперативной сводке № 4 штаба 13 БАД от 25.06.1941 года, составленной к 22 часам, «2 Ил-2 10-й САД произвели штурмовой налет на мотомехколонну от Грудополь до ст. Косов. Потерь нет…» Так произошло боевое крещение советских «летающих танков». К сожалению, имена отважных летчиков неизвестны.

А 27 июня на помощь Западному фронту, где сложилась наиболее тяжелая ситуация в связи с тем, что именно здесь фашисты наносили свой главный удар по советской стране, с Харьковского военного округа был переброшен 4-й штурмовой авиаполк, получивший в июне 63 самолета «Ил-2». Всего две недели было у летчиков, чтобы освоить новую машину. Что можно было сделать за такое короткое время? В лучшем случае, освоить взлет-посадку да полет по кругу. Но уже 25 июня поступил приказ полку убыть на фронт.

27 июня 56 самолетов «Ил-2» приземлились на аэродроме Старый Быхов. На этом переполненном самолетами аэродроме стало понятно, что дальше лететь некуда. Едва освоившись на новом месте, уже 27 июня к концу дня летчики 4-го штурмового авиаполка получили первый боевой приказ командующего Западного направления полковника Науменко: разведка боем в районе Бобруйска, куда противник активно подтягивал войска. На задание были направлены опытные летчики: командир первой эскадрильи капитан Спицын и его заместители старший политрук Филиппов и капитан Холобаев. В 19 часов 40 минут с аэродрома Старый Быхов полк тремя машинами нанес авиаудар по колонне вражеской техники на шоссе Слуцк-Бобруйск.

Пройдут годы, а этот первый фронтовой день будет неотступно преследовать бывшего летчика-инструктора 4-го ШАП Героя Советского Союза Василия Емельяненко страшным кошмаром. Впоследствии он опишет увиденное в своей книге « В военном воздухе суровом»: «В сторону Бобруйска медленно пролетела в четком строю девятка тихоходных гигантов ТБ-3. Истребители не прикрывали бомбардировщиков. Возвращались через Березину уже шесть машин, а позади носился «мессершмитт». Он заходил в хвост то одному, то другому. Через несколько минут над лесом поднялось шесть черных столбов дыма. Потом прилетел изуродованный штурмовик Холобаева, с ним столкнулся тоже искореженный бомбардировщик… А вслед за тем приземлился истребитель с неработающим мотором и завертелся волчком в конце пробега. Из кабины вытащили уткнувшегося головой в приборную доску летчика. Молодое, будто выбеленное мелом, лицо, повисшая на лоскуте кожи кисть левой руки в перчатке, и прыгающая стрелка ручных часов… В наступивших сумерках увидели, как с запада на одном моторе тянет со снижением бомбардировщик СБ. Попутный ветер нес его через летное поле прямо на жилые дома военного городка. Бомбардировщик начал отворачивать, его на одном моторе затянуло в крен, положило на спину. При ударе о землю взметнулся столб яркого пламени, затрещали в огне патроны, разлетаясь голубыми брызгами…»

На следующий день полковник Науменко поставил перед летчиками 4-го ШАП новую задачу: «С рассветом летать малыми группами … на Березину. Искать и непрерывно бить обнаруженные мосты. Не давать противнику переправляться!»

Рано утром 28 июня в воздух поднялось первое звено – три самолета эскадрильи капитана Спицына. Минут через десять взлетела следующая тройка. И так звено за звеном поднимались в воздух штурмовики и летели курсом на Бобруйск. На бреющем полете уходили на запад бомбить понтонные мосты на Березине в районе Доманово и Шатково. К исходу дня полк уничтожил и повредил у переправ до 20 единиц немецкой бронетехники, на 6 часов задержав движение мотомехколонн противника по дороге Бобруйск-Могилев.

В этот день полк понес первые боевые потери: не вернулся на свой аэродром один из опытнейших летчиков заместитель командира 2-й эскадрильи старший лейтенант  Кузьмин. А на аэродроме под бомбами немецких бомбардировщиков погибла почти вся вторая эскадрилья: ее командир капитан Крысин, командир звена старший лейтенант Захаркин, младший летчик лейтенант Мещеряков и мастер по вооружению младший сержант Комаха. В тот же вечер на краю летного поля появились первые наспех сколоченные пирамидки с жестяными звездочками. По архивным документам полка все четверо летчиков захоронены на кладбище в Быхове. Бывший летчик, полковник авиации Николай Качук не так давно попробовал их найти, но не смог…

Не жалея сил и своей жизни летчики 4-го ШАП сражались с вероломным врагом в небе Беларуси, бомбили немецкие войска на переправах под Бобруйском, штурмовали под Рогачевом, под Кричевом. И каждый день несли боевые потери… Одни сгорали вместе с самолетом, врезаясь в отвесном пике в земную твердь, другие, не дотянув до своего аэродрома, падали в болота, в леса, в реки и озера. А в журнале боевых потерь 4-го штурмового авиаполка появлялась очередная запись: «Не вернулся с боевого задания», что равносильно «пропал без вести».

Как сообщает Николай Качук, обстоятельства и место гибели уроженца Беларуси Николая Грицевича стали известны лишь в мае 1972 года благодаря неравнодушной девушке Татьяне Бураковской, потратившей на эти поиски не один год. Из рассказов жителей деревни Роги Гончанского сельсовета Кличевского района было известно, что вечером 29 июня 1941 года, срезав верхушки лип над хутором Гуры, на поле сел изуродованный множеством пробоин советский самолет. Местные мужики вытащили из кабины дымящегося самолета русоволосого летчика в темно-синем комбинезоне. Он был тяжело ранен в голову и громко стонал. Отнесли в хату Анастасии Кривонос, как могли, оказали помощь, но на следующий день пилот скончался. Похоронили отважного летчика на местном кладбище, установили деревянный памятник, краской написали фамилию. Однако со временем краска стерлась, и имя летчика оказалось утраченным. По воспоминаниям старожилов, его фамилия то ли Гришкевич, то ли Грицевич. Долгий и настойчивый поиск Тани Бураковской увенчался успехом: с помощью Подольского архива удалось не только установить личность летчика, но и найти родственников, которые прислали фото Николая. Сомнений у сельчан не осталось: это тот самый пилот. Так вернулось из забвения имя выпускника Таганрогской военной школы пилотов имени Валерия Чкалова, летчика-штурмовика младшего лейтенанта Николая Афанасьевича Грицевича.

В середине и второй половине июля 1941 года 13-я армия вела ожесточенные бои на рубеже реки Сож от Пропойска (ныне Славгород) до Мстиславля. 4-й ШАП, поддерживая действия наземных войск, наносил удары по скоплениям войск противника в районе Кричева. По состоянию на 18 июля в полку было 4 исправных и 4 неисправных самолета. Летчики буквально рвались в бой, стремясь отомстить за погибших товарищей. Летали в несколько смен, но самолетов с каждым днем становилось все меньше. 18 июля двенадцать летчиков авиаполка были отправлены в Воронеж за получением новых машин.

А 20 июля 1941 года 4-й авиаполк оставшимися пятью исправными штурмовиками наносил удары по немецким мотомеханизированным колоннам у кричевских деревень Свадковичи, Сокольничи, Горбатка. С боевого задания не вернулись три «ила», которые  были сбиты с земли немецкими зенитчиками, погиб отважный командир эскадрильи капитан Лесников.

Наступил день, когда в 4-м ШАП не осталось ни одного исправного самолета. 22 июля техники и мастера прилагали все усилия, чтобы хоть как-то подлатать последние пять разбитых машин. За день удалось восставить два «ила». Еще через день исправных машин уже стало четыре. Между тем командование ВВС Западного фронта потребовало отчета о боевой работе полка. Согласно докладу майора Гетьмана, с 27 июня по 20 июля 1941 года полк выполнил 287 боевых вылетов. В этих боях было потеряно 59 самолетов. А всего в боях за Беларусь 4-й ШАП потерял 75 самолетов, 43 авиатора навсегда остались лежать в белорусской земле.

Первые «илы» были одноместными. Летчика никто не прикрывал сзади. Фашисты быстро поняли слабое место нового советского штурмовика и «илы» стали легкой добычей немецких истребителей. Чтобы понять проблемы и недоработки новой машины, в Воронеже на базе завода-изготовителя был сформирован 430-й штурмовой авиационный полк особого назначения из опытных летчиков-испытателей. Основной задачей полка была отработка на практике оптимальных способов боевого применение самолетов «Ил-2». 5 июля 1941 года 430-й ШАП ОН под командованием подполковника Н.И. Малышева прибыл к фронту. Он вошел в состав 23-й смешанной авиадивизии, базировавшейся на аэродромах Оршанского аэроузла. 22 новеньких штурмовика разместились на аэродроме Зубово близ Орши.

К исходу дня 5 июля командующий Западным фронтом Тимошенко доносил в Ставку Главнокомандующего: «…Войскам Западного фронта поставлена задача прочно удерживать рубеж рр. Зап. Двина, Днепр, с утра 6.7.41 г. перейти в решительное наступление для уничтожения лепельской группировки противника, выполняя приказ № 016.

В течение этой ночи усилия авиации направляются на уничтожение авиации противника на ближайших аэродромах и воспрещение переправ противника через р. Зап. Двина и р. Днепр. С утра 6.7.41 г. внимание авиации приковано взаимодействию с наземными войсками на направлениях Лепель и Борисов. …»

А 7 июля командование 20-й армии получило сведения, что на аэродроме Бешенковичи отмечено большое скопление танков и автомашин. Кому принадлежит эта техника, было неизвестно: связь с Бешенковичами отсутствовала. Командир 430-го ШАП подполковник Н.И. Малышев получил приказ разведать механизированную группу и, если она принадлежит противнику, немедленно нанести по ней штурмовой удар.

Девятку повел майор А. К. Долгов, командир полка полетел десятым. При подходе к Бешенковичам «илы» снизились до бреющего полета. Машины неслись, едва не касаясь верхушек деревьев. Летчики увидели большое скопление танков и бронемашин, выстроенных правильными рядами по всей площади аэродрома. На танках ясно различались немецкие кресты. По летному полю ходили немецкие солдаты в полном боевом снаряжении. По границам аэродрома были разостланы красные полотнища —  опознавательные знаки для своей авиации. Зенитная артиллерия противника молчала: бронированные «илы» еще не использовались на этом участке фронта и гитлеровцы не знали их силуэтов.

Сомнений у командира больше не оставалось. Он отдал приказ штурмовать аэродром. Стокилограммовые фугасные бомбы замедленного действия покрыли почти всю площадь летного поля. Каждый самолет имел их по четыре штуки. Потом пошли в ход тяжелые реактивные снаряды РС-82. Летчики открыли огонь из пушек и пулеметов.

Спохватившись, вражеские зенитчики повели стрельбу из всех видов оружия. На земле и в воздухе стало твориться что-то невообразимое. Штурмовики повернули на свой аэродром. В этот момент прямым попаданием крупнокалиберного снаряда был сбит самолет заместителя командира эскадрильи капитана Шеварева. Машина упала в районе цели…

Зенитный огонь был настолько сильным, что практически все самолеты группы Долгова получили повреждения. Только на «Ил-2» командира полка Н.И. Малышева впоследствии насчитали более 200 пробоин. Однако благодаря бронекоробке никто из летчиков не пострадал.

В тот же день 430-й ШАП перелетел на полевой аэродром Яковлевичи, находившийся в 10 километрах восточнее Зубово.

На следующий день 23-я САД получила приказ командующего 20-й армии провести ночную бомбардировку и «нанести поражение противнику в районе Бешенковичи», а днем прикрывать с воздуха 5-й и 7-й мехкорпуса. Выполняя приказ, летчики 430-го ШАП звено за звеном вылетали на боевое задание по уничтожению живой силы и техники врага. 7 июля ушел в свой последний полет командир звена лейтенант Борис Ивахненко (пропал без вести). 8 июля погиб при выполнении боевого задания заместитель командира эскадрильи отважный капитан Николай Фатеев (похоронен в д. Докудово Крупского района). 10 июля не вернулся с боевого задания командир звена лейтенант Степан Шакало, который до сих пор числится пропавшим без вести.

Несмотря на героические усилия советских летчиков и наземных частей, фронт неумолимо двигался на восток. На рассвете 10 июля 430-й ШАП с аэродрома Яковлевичи перелетел на аэродром Шаталово Смоленского аэроузла. К этому времени в полку из 22 осталось всего 9 исправных «Ил-2».

11 июля «илы» 430-го ШАП атаковали большую группу танков противника в десяти километрах западнее Шклова. В районе цели краснозвездные штурмовики были встречены плотным заградительным огнем зенитных орудий, в результате чего понесли большие потери. По состоянию на 17 часов в полку осталось всего 3 боеготовых «ила».

Стремясь остановить врага, командование Западного фронта планирует новое наступление. Задачи и направления сформулированы в боевом приказе командующего фронтом № 60  от 12 июля 1941 года:

«… совместными действиями 22, 19 и 20 армий, во взаимодействии с авиацией, уничтожить прорвавшегося противника и, овладев гор. Витебск, закрепиться на фронте Идрица, Полоцкий УР, Сиротино, ст. Княжица, Шилки, Орша и далее по р. Днепр.

Начало наступления 8.00 13.7.41 г.».

Выполняя приказ командующего 13 июля 430-й ШАП тремя оставшимися «Ил-2» производил бомбардировки немецких танков на переправах в районе Копысь. Было произведено 12 самолето-вылетов. В 17.30 на обратном пути после выполнения боевого задания в районе Горки тройка была атакована группой истребителей Ме-109. В воздушном бою все три «ила» были сбиты, на аэродром Шаталово спустя несколько дней возвратился только один раненый летчик лейтенант Поликарпов, остальные погибли.

Так закончилась короткая, но героическая история 430-го штурмового авиаполка особого назначения. В начале августа 1941 года полк передал остатки своих самолетов на пополнение 4-го ШАП и был расформирован. Оставшиеся летчики директивой НКО № 165163 от 15.08.1941 года были отозваны из действующей армии и вернулись к своим непосредственным обязанностям в НИИ ВВС Красной Армии.

В 1942 году на основании замечаний и пожеланий летчиков конструкция самолета «Ил-2» была основательно доработана, было оборудовано место для воздушного стрелка. И хотя кабина стрелка была лишь наполовину защищена броней, общая защищенность и результативность штурмовика значительно возросла.

Наступил 1944 год. 23 июня началась Белорусская наступательная операция Советской Армии. И снова в авангарде – штурмовики. Большую роль в освобождении Беларуси сыграли летчики 74-го и 75-го гвардейских штурмовых авиаполков 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии.

В результате Минской операции, проведенной советскими войсками 29 июня – 4 июля 1944 года, в лесах восточнее Минска в окружении оказалась 105-тысячная группировка противника. Сконцентрированные здесь остатки соединений и частей 4-й и 9-й немецких армий обладали еще достаточно большими силами, включая танки и артиллерию.

В 16 часов 5 июля советские летчики подвергли сокрушительным атакам с воздуха скопления вражеских войск в районе Волмы. С высоты 400 метров, нередко снижаясь до бреющего полета, штурмовики 74-го гвардейского штурмового авиационного полка обрушили на немецкие колонны, переправлявшиеся через реку Волму, бомбы и пушечно-пулеметный огонь. Эффективность налета была очень высокой. Горели автомашины, танки, транспортеры, рвались боеприпасы. Повсюду валялись груды разбитой техники и сотни трупов немецких солдат и офицеров.

В этот день совершил огненный таран командир звена 74-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии лейтенант И.В. Березин вместе со своим воздушным стрелком гвардии старшим сержантом Василием Кастрицким, уроженцем деревни Каменка Узденского района Минской области. 5 июля 1944 года экипаж в составе шести «Ил-2» штурмовал автомашины и танки противника в районе Волмы. На втором заходе самолет Березина был подожжен огнем из танков противника, но Березин не выпустил штурвал из своих рук, направив горящий самолет в гущу фашистских автомашин.

За проявленные геройство и мужество в боях за Родину, за свой бессмертный подвиг летчик-штурмовик И.В. Березин, трижды кавалер ордена Красного Знамени, был награжден орденом Отечественной войны 1 степени посмертно.

На следующий день, 6 июля совершил огненный таран экипаж самолета 75-го гвардейского штурмового авиаполка в составе летчика младшего лейтенанта Н.И. Киреева и воздушного стрелка А.И. Сафонова. В районе восточнее Волмы штурмовик был подожжен вражеским снарядом. Сбить пламя не удалось. И тогда мужественный летчик направил горящую машину в крупное скопление вражеской техники и солдат. Раздался сильный взрыв, вслед за которым возникли многочисленные очаги пожаров.

Долгое время считалось, что погибли оба члена экипажа. Они числятся похороненными в братской могиле в деревне Калита. Однако впоследствии стало известно, что стрелок-радист А.И. Сафонов остался жив. Когда вражеский снаряд попал в штурмовик, его выбросило взрывной волной из самолета. Он упал в лесу, в бессознательном состоянии был подобран советскими частями и отправлен в госпиталь. Летчик Н.И. Киреев за свой подвиг был награжден орденом Отечественной войны 2 степени посмертно.

Севернее развилки дорог Смолевичи-Самохваловичи Минск-Смиловичи 6 июля наносили удары по технике врага летчики 74-го гвардейского штурмового авиаполка. Первые вылеты производились с аэродрома Толочин. Однако после полудня с целью сокращения времени подлета к целям полк перебазировался на аэродром Селище. В 14 часов 30 минут с этого аэродрома под прикрытием двух истребителей Як-9 из 86-го гвардейского истребительного авиаполка ушла на боевое задание шестерка старшего лейтенанта Бориса Окрестина. Следом поднялась шестерка старшего лейтенанта Ивана Лысенко. Цель – штурмовка вражеской группировки, которая сосредоточилась в районе деревень Обчак, Малое Сциклево, Сосны.

После успешного выполнения задания летчики вернулись на свой аэродром, не было только самолета Б. Окрестина. По свидетельству Героя Советского Союза В.В. Гамзина, во время подлета их группы к цели он услышал в эфире: «Окрестин не вышел из пике!» А вскоре они увидели и осиротевшую пятерку штурмовиков, которую вел домой ведомый Окрестина старший лейтенант Викторов. Место гибели Окрестина представляло собой настоящее побоище: в небо поднималось 8 огромных столбов дыма, горел лес, горело около 20 автомашин, везде валялись трупы немецких солдат и офицеров. Викторов с товарищами, сделав шесть заходов, достойно отомстили за гибель своего командира. Еще пять ударов нанесла по немцам подошедшая шестерка Лысенко. От высоты 247 до самого Обчака полыхали десятки немецких танков и машин.

Из донесения штаба 74-го ГШАП: «…в 15 часов 05 минут [Окрестин] атаковал живую силу и автомашины в районе севернее 2 километра высоты 247, у перекрестка дорог… Замаскированные танки противника при выводе самолетов из пикирования открывали прицельный огонь… На первом заходе выстрелом из танка был сбит самолет № 9299 Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Окрестина с воздушным стрелком гвардии старшиной Солодухиным … Горящий самолет упал в лес в районе высоты 247».

Посмертно Борис Окрестин был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. «Безграничная храбрость, героизм и отвага тов. Окрестина вдохновляли остальной летный состав на боевые подвиги, — говорится в наградном листе Героя. — Любовь к своей Родине и своему народу, ненависть к врагу выработали у тов. Окрестина качества отличного летчика-штурмовика, вожака больших групп штурмовиков.

Герой Советского Союза тов. Окрестин погиб при выполнении ответственного боевого задания по ликвидации окруженной гитлеровской группировки войск восточнее Минска. Самоотверженность, призрение к смерти во имя победы над врагом – вот характерные черты Героя Бориса Окрестина».

Останки отважного летчика были найдены лишь в июле 1990 года поисковиками группы «Каскад» Виталия Лунева. В сентябре 2009 года поисковики 52-го отдельного специализированного поискового батальона нашли фрагменты самолета с номерами, подтверждающими, что это был «Ил-2» Б. Окрестина. Сомнений не оставалось. После проведенной экспертизы 10 сентября 2010 года останки прославленного Героя были преданы земле в Минске на военном кладбище. Здесь же похоронен и гвардии старшина Солодухин.

Беларусь не забыла имена героев, отважных летчиков-штурмовиков 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии, отдавших свою жизнь за свободу и счастливое будущее нашей страны. Восточнее Минска установлен памятник экипажу младшего лейтенант Н.И. Киреева. У деревни Волма над братской могилой гвардии лейтенанта И.В. Березина и красноармейца П.Н. Романченко возвышается стела с надписью «Памяти павших будьте достойны!» Имя Бориса Окрестина носит гимназия № 30 города Минска, во дворе которой установлен мемориал подвигу Героя. И чем больше времени проходит с тех далеких, трагических событий Великой Отечественной войны, тем отчетливее мы осознаем величие подвига, совершенного авиаторами прошлого столетия.

Штурмовик «Ил-2», установленный у подножия Кургана Славы, станет зримым напоминанием поколениям, выросшим после войны, о грозном оружии Победы в Великой Отечественной войне. Сейчас ведутся работы по реставрации этого боевого самолета. Открыт благотворительный счет, пополнив который каждый сможет поддержать новое начинание.

Информация о счете:

Получатель: Унитарное предприятие по материально-техническому обеспечению и обслуживанию Федерации профсоюзов Беларуси «Дом профсоюзов» 220019 г. Минск, пр-т Победителей, 21, УНП 100116931

Благотворительный счет: BY20POIS31320000002800933008 Банк: РКЦ № 1 ОАО «Паритетбанк», г. Минск, пр-т Победителей, 19 БИК POISBY2X

Назначение платежа: на поставку металлической копии самолета «Ил-2» с использованием оригинальных частей, монтаж, установку и обустройство площадки под ее установку.

11 июня 2019 г.                                                                            Галина Анискевич   

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here