Действия партизанских бригад «Смерть фашизму», «Дяди Коли» и «Разгром», которые дислоцировались в Смолевическом районе и в окрестностях Жодино в годы Великой Отечественной войны.

Приближается знаменательная для нашей страны дата – 75-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. К сожалению, лишь немногие из участников тех событий дожили до этих дней, но они год из года встречались с молодежью, рассказывали о войне, о себе, о фронтовых друзьях. Их воспоминания бесценны, так как позволяют восстановить полную картину тех грозных и беспощадных лет. 26 июня 1941 года фашисты с боями взяли Минск, 29 июня оккупировали Жодино, 1 июля заняли Борисов. Быстрота, с которой враг продвигался по нашей земле, вызывала растерянность. Связь прервалась… Люди не знали, что делать, чего ожидать.

Уже в первые месяцы войны в лесах стихийно стали складываться небольшие группы из красноармейцев, не сумевших выйти из окружения, и бежавших военнопленных. Но эти малочисленные, разрозненные формирования были очень слабыми в военном отношении. У них не было связи ни между собой, ни с Красной Армией, ни с местным населением.

Чтобы заявить о себе, попросить у действующей армии поддержки и помощи, за линию фронта посылались связные. Они должны были пройти по тылам врага, по незнакомой местности, перейти через линию фронта, где шли боевые действия. Многие связные погибали в пути, но кто-то  добирался. Бывали случаи, когда свои же принимали этих людей за диверсантов и расстреливали на месте. Война есть война! Но благодаря  таким вот отважным людям, Ставка Верховного Главнокомандования узнала, что на территории Беларуси повсеместно действуют партизанские и подпольные группы, которые нуждаются в помощи. По инициативе И. В. Сталина 30 мая 1942 года в Москве был создан Центральный штаб партизанского движения, возглавил который первый секретарь компартии Беларуси П. К. Пономаренко. Основной задачей Штаба была организация партизанских отрядов в тылу врага и координация их деятельности.

Первые партизанские формирования зачастую не имели ни опыта борьбы, ни профессиональных командиров. Поэтому  Центральный штаб партизанского движения в кратчайшие сроки наладил обучение и подготовку военных специалистов для работы в тылу врага – группы с рациями забрасывались на парашютах в леса и начинали диверсионную деятельность.

Между тем в оккупированных городах и селах создавались подпольные группы и организации. Уже в июле 1941 года подобная группа начала действовать в Смолевичах. Ее организаторами были бывший уполномоченный Смолевичского отдела НКВД коммунист Григорий Белявский, бывший сотрудник районной милиции Василий Федорович и бывший главный бухгалтер районной заготовительной конторы Владимир Ободовский.

Также в июле 1941 года начало складываться и Борисовское подполье, организатором которого являлся Иван Ярош. К началу октября 1941 года только в Борисове действовало 18 подпольных групп, которые были созданы в немецких учреждениях, на фабриках и заводах, медицинских учреждениях. Душой молодежного движения была Люся Чаловская. Веселая, спортивная, она не расставалась с гитарой ни когда училась в школе, ни во время войны. Ей легко удавалось собирать сведения о размещении и передислокации немецких войск, о планах фашистов. На ее счету было немало дерзких операций, однако до Победы Люся не дожила, погибла в бою. Осенью 1942 года погиб и Ярош.

Весной 1942 года в южной части Смолевичского района на небольшом сухом островке среди болот, в нескольких километрах от деревни Рованицкая Слобода, разместился отряд с грозным названием «Разгром».

Тогда же возникла подпольная группа в деревне Судобовка. В нее вошли Адам Масловский, Владимир Коптелевич, Дмитрий Кудрявцев, Петр Щелканов, Василь Васюков и Константин Колосовский, которому было поручено работать с молодежью. Он дважды ходил в Борисов, приносил листовки, которые потом распространял среди населения. Группа занималась и сбором оружия для партизан. Однако в апреле 1942 года борисовские подпольщики, с которыми они держали связь, ушли в партизаны. В мае судобовские патриоты связались с разведчиками только что созданного отряда «Разгром» и стали выполнять их задания: собирали сведения о немецких эшелонах, о гарнизонах в деревнях. В августе подпольщиков выдал лесник, и они ушли в лес, в отряд «Разгром», руководил которым Иван Сацункевич.

Летом 1942 года в развитии партизанского движения произошел заметный подъем. На оккупированную территорию одна за другой направлялись специально обученные инициативные группы, которые брали в свои руки руководство партизанской борьбой. Так, 22 июля 1942 года с группой из 14 человек в Смолевический район из Москвы был заброшен Григорий Довголенок, уроженец этих мест. В задачу группы входило проведение диверсионной работы и организация подпольных партийных и комсомольских организаций в тылу врага.

Спустя несколько дней в район из-за линии фронта прибыла группа из 45 бойцов под командованием лейтенанта Павла Сивакова. На вооружении группы было 10 автоматов, 30 винтовок и пулемет. Первым местом базирования этого отряда, который получил название «Смерть фашизму», стал хутор Карамша.

Район дислокации имел важное стратегическое значение: здесь проходили автомагистраль и железная дорога Минск – Москва. Через район шли военные грузы на фронт, здесь находились крупные базы, склады, аэродромы противника.

Отряд быстро устанавливал связи с населением окрестных деревень. В каждом населенном пункте у партизан появились свои связные, разведчики, помощники. Молодежь спасалась здесь от угона на каторгу в Германию, пополняя ряды партизан. Уже через месяц после организации отряда в районе были парализованы все местные коммуникации врага. Для принятия контрмер против партизан и населения, которое их поддерживало, гитлеровцы провели ряд карательных экспедиций. Во время проведения одной из таких операций 29 августа 1942 года полицаи сожгли вместе с жителями хутор Карамша (12 дворов, 36 человек). Однако даже такими жестокими мерами фашисты не могли остановить рост партизанского движения. К ноябрю 1942 года отряд «Смерть фашизму» вырос до 227 человек.

13 октября 1942 года под руководством Григория Довголенка был организован Смолевичский подпольный райком партии. Он стал координирующим центром подпольной и партизанской борьбы, издавал подпольную газету «Смерть фашизму». Параллельно был создан подпольный райком комсомола, руководил которым Дмитрий Леля.

В течение лета и осени 1942 года на территории Беларуси возникли сотни новых отрядов. Руководить ими из центра становилось все сложнее. И тогда Центральный штаб партизанского движения принял решение объединить отряды в более крупные структуры – бригады. В июле 1943 года на базе отряда «Смерть фашизму» была создана одноименная бригада. В августе 1942 года была создана бригада «Дяди Коли», которая действовала в Борисовском, Логойском, Смолевичском и других районах. В октябре 1942 года путем объединения отрядов «Разгром», «Коммунист», «Искра» и «Знамя» сформировалась единая партизанская бригада «Разгром».

В ноябре 1942 года отряд «Смерть фашизму» в районе деревни Белая Лужа разгромил крупную автомобильную колонну врага, которая шла на фронт. Были сожжены 22 автомашины, подорваны два танка, убито около 80 гитлеровцев, захвачены десятки пленных, оружие, боеприпасы, медикаменты, продукты. Руководил операцией Иван Демин.

Особенно большой размах приобретали диверсии на железной дороге – «Рельсовая война». Враг охранял пути сообщения особенно тщательно: через каждые 700-800 метров – дзот, вышки с часовыми, постоянное патрулирование, подходы к железнодорожному полотну минировались. Ночного движения почти не было. Перед отправкой очередного эшелона со станции фашисты подавали сигнал ракетой. Но партизаны, хорошо зная местность, обходили все засады и минные поля и совершали диверсии.

22 февраля 1943 года отряд «Разгром» атаковал вражеский гарнизон на торфодобывающем предприятии «Красное Знамя». Были уничтожены все помещения, взорваны два паровоза, пять автомашин, узел узкоколейки, захвачены трофеи – оружие, вещи, лошади.

Для усиления взаимодействия партизанских формирований в 1943 году была установлена постоянная радиосвязь бригад и отрядов с Белорусским штабом партизанского движения (создан 9 сентября 1942 г.), возле деревни Сутоки был построен партизанский аэродром, и партизанам стали поступать оружие, боеприпасы, одежда, медикаменты. Однако, несмотря на помощь Большой земли, основным источником обеспечения отрядов оставались местные ресурсы.

_____________________________________________________

Временами приходилось применять и находчивость. Так, в марте 1943 года бойцы отряда «Искра» сняли с подбитого танка 44-мм пушку и установили ее на металлический каркас, сделанный в местной кузнице. Колёса взяли от сеялки, а зимой пушку ставили на сани. Самодельная артиллерия сослужила хорошую службу. 18 марта, например, в боях возле деревни Петровичи партизаны разгромили карательный отряд и отбили 13 подвод с военным грузом. Позже с помощью этой же пушки бойцы уничтожили  пять гарнизонов и два эшелона противника.

Эта пушка после войны стала экспонатом Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны и в настоящее время находится в постоянной экспозиции нового здания музея в Минске на проспекте Победителей.

Большую помощь оказывали партизанам местные подпольные организации. В Жодино центром подпольного движения была железнодорожная станция. Комсомольско-молодёжную организацию, которая выполняла задания подпольного РК комсомола, возглавлял Дмитрий Кузнецов. Как сообщалось в отчёте Смолевичского подпольного райкома комсомола, комсомольские организации Жодинского сельсовета работали хорошо. Дмитрий Кузнецов ежедневно передавал в райком сведения о движении поездов, переводил группы партизан через железную дорогу, совершал диверсии, распространял партизанские листовки.  Всего же по Жодинскому сельсовету действовало 5 подпольных комсомольских организаций численностью 21 человек.

Бок о бок с комсомольцами вели борьбу с захватчиками железнодорожники старшего поколения: Александр Аксенович, Пётр Шатравка, Николай Трубач, Антон Козик, Михаил Ромашко, Михаил Курсевич, Григорий Луньков, Михаил Жилко, Василий Конев и многие другие. Возле  железнодорожной станции стояла деревянная мельница, на которой работали Григорий Луньков и Михаил Курсевич. Мельница была местом встречи жодинских подпольщиков с партизанами. Под видом крестьян они приезжали сюда на подводах, груженых мешками с зерном, якобы для того, чтобы смолоть муку. Увозили отсюда вместе с мукой оружие, тол, медикаменты, а также важные сведения, которые подпольщики собирали для партизан.

На счету жодинских патриотов числятся также десятки военнопленных красноармейцев, которым они помогли бежать из плена. Важным направлением деятельности была работа по разложению словацких частей, которых было немало в Жодинском гарнизоне. Словаки, изъявившие желание перейти на сторону партизан, переправлялись в леса, где они продолжали борьбу, теперь уже против фашистов.

Стремясь подавить партизанское движение, немецкое командование проводило жестокие карательные экспедиции. Особенно лютовали фашисты после поражения под Сталинградом  зимой 1942-1943 годов. Только в деревнях Сухой Остров, Хотеново, Богута, Антополье каратели сожгли заживо 486  человек.  Были сожжены деревни Юрьево, Сутоки, Прудище, Поддубье, Трубенок, Яловица. Десятки людей были замучены и расстреляны в деревнях Бабий Лес, Россошное.

На зверства оккупантов партизаны и население района отвечали дальнейшим усилением борьбы. Железная дорога, автомагистраль, коммуникации подвергались постоянным нападениям. Для проведения диверсионной деятельности требовалось много тола (взрывчатки, вызывающей сильные пожары). Каждый фугас должен был весить не менее 8 килограммов, а из одного отряда выходило на задание до 10 и более групп. Тол выплавляли из снарядов и авиабомб. Бывали случаи, когда снаряды при этом взрывались, и партизанские отряды несли потери. Так при разминировании авиабомбы погиб наш земляк Дмитрий Булавский.

Большая роль отводилась партизанам во время наступления Красной Армии на Курской дуге. Они должны были сковать действия противника, заблокировать продвижение на фронт свежих частей и вооружения. Для этого Белорусский штаб партизанского движения принял решение о проведении организованной массированной операции на железной дороге, получившей название «Рельсовая война». В ночь с 3 на 4 августа 1943 года в соответствии с директивой Штаба партизанские отряды, которые действовали на территории района, вышли на железную дорогу Минск-Москва. Под Жодино действовали бригады «Смерть фашизму» и «Дяди Коли». Партизаны  взрывали рельсы, рвали придорожную связь, уничтожали семафоры и мосты. Только на участке действий бригады «Смерть фашизму»  железная дорога была взорвана на протяжении 5 километров.

В Жодино во время этой операции погиб разведчик бригады «Разгром» Костя Маркевич. Он работал табельщиком на железной дороге и поставлял партизанам ценные сведения о движении немецких поездов через станцию Жодино. В ночь с 3 на 4 августа 1943 года ему было поручено совершить диверсию на станции и парализовать движение. По одной из версий, Костя должен был заминировать железную дорогу и подорвать ее вместе с проходящим эшелоном. Но эшелон прошёл по другой ветке, и тогда Костя принял решение взорвать водонапорную башню. Однако во время взрыва погиб и сам Константин. 

Тем временем фронт приближался к рубежам нашей Родины. И чем дальше шло наступление Красной Армии, тем яростнее обороняли фашисты свои позиции, так как через Беларусь лежал кратчайший путь на Берлин. Частям Армии-Освободительницы нужна была срочная помощь со стороны партизан. В ночь на 25 сентября 1943 года партизаны Смолевической зоны приступили ко второму этапу «рельсовой войны» под кодовым названием «Концерт». На участке Смолевичи-Жодино в эту ночь было взорвано более 4 тысяч рельсов и 8 тысяч шпал. В результате от железной дороги остались только покорёженные рельсы, обломки шпал, покрытое ямами от взрывов полотно.

В октябре 1943 года подпольщики Смолевичей раздобыли схему прокладки подземного кабеля, который связывал берлинскую рейхсканцелярию с фронтом. Копии схем передали в бригады «Смерть фашизму», «Штурмовая», «Дяди Коли», через зоны действия которых проходила эта линия связи. Несмотря на отчаянные попытки противника сохранить связь, кабель систематически выводился из строя. На станции Жодино большую помощь партизанам оказывал военнослужащий немецкого гарнизона Иван Долгов, поляк по происхождению.

Партизаны отряда «Смерть фашизму»  через связную Таню Катюхову сумели привлечь к сотрудничеству немецкого офицера, помощника начальника станции Жодино обер-лейтенанта Карла. Три месяца Карл приходил на связь к партизанам и сообщал ценные сведения, которые затем передавали на Большую Землю. Есть предположение, что именно Карл помог раздобыть партизанам схему прокладки подземного кабеля, который обеспечивал связь со ставкой Гитлера. В ноябре 1943 года Карл был разоблачён и схвачен гестаповцами. Его отвезли в Борисовскую тюрьму, которая находилась в Лядище, жестоко пытали, но он никого не выдал. Там же в Борисове обер-лейтенанта казнили.

Враг стремился ограничить зоны действия партизанских бригад более мощными гарнизонами, сетью разных укреплений, усилением охраны железной дороги, блокировкой районов действия партизан. Осенью 1943 года было раскрыто и разгромлено жодинское подполье. Более 70 человек погибли и были вывезены в фашистские концлагеря. 6 ноября 2002 года на здании станции «Жодино» была установлена мемориальная доска в память о жодинских подпольщиках.

Однако ничто не могло остановить всенародного движения в тылу врага. Партизанские бригады умело маневрировали, действовали мелкими группами. В первые месяцы 1944 года партизаны активизировали боевые операции по уничтожению опорных пунктов противника. Были разгромлены мощные гарнизоны оккупантов в деревнях Шипяны, Петровичи, Волма, Загорье, Доброводка. В результате гитлеровцы потеряли внутренние коммуникации, что значительно снизило их тактическую маневренность перед решающей битвой за Беларусь.

28 апреля 1944 года партизанские отряды «Искра» и имени Суворова на перегоне Жодино-Пересады в районе деревни Яловица остановили вражеский эшелон. После взрыва фугасов и короткого огневого налёта партизаны штурмом овладели эшелоном и подожгли его с помощью керосина. Эшелон загорелся, а паровоз был разбит. Были уничтожены 2 платформы с зенитными пушками, 3 цистерны с топливом, 25 вагонов с боеприпасами, имуществом и фуражом. Эту операцию Белорусский штаб партизанского движения ставил в пример как одну из крупнейших и сложнейших.

Не менее отважно действовали партизаны и при разгроме вражеского гарнизона в деревне Петровичи. Подготовка к операции велась бригадой «Разгром» секретно. Были подробно разведаны все укрепления гарнизона, его численность, вооружение (около 200 человек). В операции участвовали партизанские отряды «Родина», «Мститель», имени «Суворова» и одна рота отряда «Искра». Руководили операцией комбриг Балан и начальник штаба Дрючков. Это была первая операция, которая проводилась днём. 14 мая 1944 года на рассвете отряды вышли на исходные позиции и развернулись в боевом порядке. В 4 часа начался штурм. Бой длился 6 часов. Враг оказывал жестокое сопротивление, его нелегко было выбить из дзотов, которые размещались за валами и колючей проволокой с электротоком. Противник вёл огонь и с чердаков домов. Гарнизон, тем не менее, был уничтожен полностью, спаслись единицы. Однако и партизаны понесли ощутимые потери: 24 бойца погибли и 23 были ранены.

Летом 1944 года противник, как никогда, усилил охрану железной дороги. Но ничего не помогало. Партизаны находили подходы к железнодорожному полотну. Например, в ночь с 19 на 20 июня 1944 года, когда начался третий этап «рельсовой войны», бригада «Разгром» во главе с комиссаром Лактионовым и начальником штаба Дрючковым совершила штурм железной дороги на перегоне Смолевичи-Колодищи. Через 15 минут боя партизаны овладели железной дорогой, стали закладывать взрывчатку и взрывать рельсы. 

Утром 21 июня разведка доложила, что карательная экспедиция оккупантов и их помощников численностью 150 человек движется в сторону партизанских деревень Шипяны, Туры, Кленник, Курганы чтобы сжечь их. Партизаны возвращались с железной дороги, прошли около 80 километров и были уставшие. Но командование решило не допустить врага до населенных пунктов. Окружив карателей с трёх сторон, они перешли в атаку. Враг вынужден был отступить, оставив около сотни убитых. Это был не первый случай, когда партизаны спасали мирное население от вражеской расправы. Незадолго до того отряд «Знамя» вступил в открытый бой с карателями в деревне Патичово, чтобы спасти советских граждан от угона на каторгу в Германию. Немцев встретила партизанская засада, и их намерение провалилось.

Неоценимую помощь советским воинам оказали партизаны и во время Белорусской наступательной операции «Багратион». Вместе с местным населением они показывали передовым частям наиболее удобные пути наступления, сообщали важные сведения о размещении отрядов врага. Партизаны сковали резерв гитлеровского командования. 391-я, 201-я и 221-я охранные дивизии вынуждены были вести бои с народными мстителями, разбросав свои части на большой территории. Попытки немецкого командования организовать силами этих дивизий контрудар провалились. Войска Красной Армии уничтожили их по частям. 1 июля 1944 года в результате мощного наступления был освобождён город Борисов, 2 июля – Жодино, 3 июля – Минск. В окружение попала крупная группировка противника – «минский котёл». К концу июля 1944 года Беларусь была полностью освобождена. Успешное завершение операции «Багратион» открыло Красной Армии прямой путь на Запад, к полному разгрому и уничтожению фашизма.

Более 435 жодинцев приняли участие в партизанском и подпольном движении, мужественно и самоотверженно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Это более половины всего взрослого населения села Жодино. Наряду со взрослыми, в борьбе участвовали дети, подростки. Пётр Куприянов, бывший разведчик бригады «Разгром», геройски погиб на территории Латвии, закрыв своей грудью амбразуру вражеского дзота. Родина высоко оценила подвиг отважного бойца, представив его к званию Героя Советского Союза.

Статья написана научными сотрудниками ГУК «Жодинский краеведческий музей»

Окончание…

Большую помощь оказывали партизанам местные подпольные организации. В Жодино центром подпольного движения была железнодорожная станция. Комсомольско-молодежную организацию, которая выполняла задания подпольного РК комсомола, возглавлял Дмитрий Кузнецов. Он ежедневно передавал в райком сведения о движении поездов, переводил группы партизан через железную дорогу, совершал диверсии, распространял партизанские листовки.  Всего же по Жодинскому сельсовету действовало пять подпольных комсомольских организаций – всего 21 человек.

Бок о бок с комсомольцами вели борьбу с захватчиками железнодорожники старшего поколения: Александр Аксенович, Петр Шатравка, Николай Трубач, Антон Козик, Михаил Ромашко, Михаил Курсевич, Григорий Луньков, Михаил Жилко, Василий Конев и многие другие. Возле  железнодорожной станции стояла деревянная мельница, на которой работали Григорий Луньков и Михаил Курсевич. Мельница была местом встречи жодинских подпольщиков с партизанами. Под видом крестьян они приезжали сюда на подводах, груженых мешками с зерном, якобы для того, чтобы смолоть муку. Увозили отсюда вместе с мукой оружие, тол, медикаменты, а также важные сведения, которые подпольщики собирали для партизан.

На счету жодинских патриотов числятся также десятки военнопленных красноармейцев, которым они помогли бежать из плена. Важным направлением деятельности была работа по разложению словацких частей, которых было немало в Жодинском гарнизоне. Словаки, изъявившие желание перейти на сторону партизан, переправлялись в леса, где они продолжали борьбу, теперь уже против фашистов.

Стремясь подавить партизанское движение, немецкое командование проводило жестокие карательные экспедиции. Особенно лютовали фашисты после поражения под Сталинградом  зимой 1942-1943 годов. Только в деревнях Сухой Остров, Хотеново, Богута, Антополье каратели сожгли заживо 486  человек.  Были сожжены деревни Юрьево, Сутоки, Прудище, Поддубье, Трубенок, Яловица. Десятки людей были замучены и расстреляны в деревнях Бабий Лес, Россошное.

В октябре 1943 года подпольщики Смолевичей раздобыли схему прокладки подземного кабеля, который связывал берлинскую рейхсканцелярию с фронтом. Копии схем передали в бригады «Смерть фашизму», «Штурмовая», «Дяди Коли», через зоны действия которых проходила эта линия связи. Несмотря на отчаянные попытки противника сохранить связь, кабель систематически выводился из строя. На станции Жодино большую помощь партизанам оказывал военнослужащий немецкого гарнизона Иван Долгов, поляк по происхождению.

28 апреля 1944 года партизанские отряды «Искра» и имени Суворова на перегоне Жодино-Пересады в районе деревни Яловица остановили вражеский эшелон. После взрыва фугасов и короткого огневого налета партизаны штурмом овладели эшелоном и подожгли его с помощью керосина. Эшелон загорелся, а паровоз был разбит. Были уничтожены две платформы с зенитными пушками, три цистерны с топливом, 25 вагонов с боеприпасами, имуществом и фуражом. Эту операцию Белорусский штаб партизанского движения ставил в пример как одну из крупнейших и сложнейших.

Летом 1944 года противник, как никогда, усилил охрану железной дороги. Но ничего не помогало. Партизаны находили подходы к железнодорожному полотну. Например, в ночь с 19 на 20 июня 1944 года, когда начался третий этап «рельсовой войны», бригада «Разгром» во главе с комиссаром Лактионовым и начальником штаба Дрючковым совершила штурм железной дороги на перегоне Смолевичи – Колодищи. Через 15 минут боя партизаны овладели железной дорогой, стали закладывать взрывчатку и взрывать рельсы. 

Более 435 жодинцев приняли участие в партизанском и подпольном движении, мужественно и самоотверженно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Это более половины всего взрослого населения села Жодино. Наравне со взрослыми, в борьбе участвовали дети, подростки. Петр Куприянов, бывший разведчик бригады «Разгром», геройски погиб на территории Латвии, закрыв своей грудью амбразуру вражеского дзота. Родина высоко оценила подвиг отважного бойца, представив его к званию Героя Советского Союза.

Статья написана научными сотрудниками ГУК «Жодинский краеведческий музей»

 

 

 

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here