Источник: СБ. Беларусь сегодня 

Эта резонансная история случилась летом прошлого года. 4 июня в Жодино прохожие могли видеть жуткую картину. Женщина с окровавленной головой стояла на балконе одного из домов и молила о помощи. Позже станет известно: спустя несколько минут после этого ее до смерти забил бывший супруг. Во время ссоры он нанес ей не меньше 22 ударов — молотком, ножом, руками… В январе 2019‑го суд вынес решение по делу об этом жестоком преступлении. Теперь следствие может раскрыть подробности нашумевшей истории. 

…И улегся смотреть телевизор 

Фигурант Николай Ф. и погибшая А. до рокового дня были в разводе уже около двадцати лет, рассказывает старший следователь СУ УСК по Минской области Нинель Субелиани: «Причина — постоянное пьянство, скандалы и побои со стороны 69‑летнего Ф. Однако бывшие супруги продолжали проживать в одной квартире. Причем во многом потому, что А. не хотела оставлять мать Николая один на один с ним». От сыночка женщине здорово доставалось. Во время следствия дочь обвиняемого признавалась: «Пил, сколько я его помню». В 2016 году в связи с аморальным образом жизни Ф. она через суд ограничила его в дееспособности при получении пенсии. С тех пор деньги поступали на банковскую карту дочери. Николаю покупали все необходимое и выдавали средства на различные нужды. Впрочем, он постоянно требовал еще: полученное мгновенно пропивал. Возникали конфликты, один из которых и привел к трагедии. Ф. в очередной раз начал третировать бывшую жену. Николай имел опасную привычку: во время ссор брал нож и размахивал им. Но удары не наносил — только пугал. В тот день Ф. перешел черту. Сначала он схватил молоток и несколько раз ударил А. по голове. Ей удалось выбежать на балкон и позвать на помощь, но Николай ринулся следом и более десяти раз ударил ножом. От тяжелейших ранений 66‑летняя хозяйка квартиры скончалась на месте. Когда милиция прибыла к месту ЧП, там стояла гробовая тишина. Жилище было закрыто на ключ изнутри. С согласия дочери погибшей дверь открыли. 

Глазам оперативников предстала жуткая картина: кругом много крови, на балконе — бездыханное изувеченное тело, а рядом на кровати в вальяжной позе лежит немолодой мужчина и смотрит телевизор. 

В тот же день его заключили под стражу.

Вогнал в грудь шило и открыл на кухне газ

Досаждал Ф. не только родственникам. В 2017 году он был условно судим за истязание соседки. Нигде постоянно не работал. Отовсюду Николая увольняли за пьянство. В итоге в его трудовых книжках насчитали около 30 отметок с разных мест работы. Вел паразитический образ жизни, регулярно скандалил, избивал свою мать и супругу, за что его нередко забирали в милицию. Чтобы избежать встречи с сотрудниками, Ф. сбегал из дому и направлялся прямиком в… больницу. Там хитрец мог специально выполнить физические упражнения, чтобы вызвать учащенное сердцебиение. Иногда предварительно выпивал какие‑нибудь таблетки для повышения артериального давления. «Затем предъявлял врачу жалобы на здоровье. Видя, что пожилой человек в таком состоянии, медики госпитализировали его. По словам дочери Ф., он всегда что‑то делал с собою, чтобы избежать ответственности. Несколько раз, когда не было возможности убежать из дому, резал вены. Причем весьма аккуратно, чтобы не причинить себе реального вреда», — рассказывает об уловках обвиняемого Нинель Субелиани.

Однажды Николай переборщил. Вогнал себе в грудь шило, закрылся в квартире и включил на кухне вентили газовой плиты. Тогда его даже забрали в больницу, но вскоре поставили на ноги. 

Жильцы подъезда до сих пор помнят день, когда Николай развел костер прямо в подвале дома. Словом, проблем с этим гражданином хватало. Нередко его посещал участковый, но Ф. к профилактическим беседам был глубоко безразличен либо воспринимал их агрессивно.

Заживо похоронил мать

Поражала хитрость Николая. У него получалось войти в доверие, вызвать жалость у собеседников. Если надо, этот артист мог и всплакнуть. «На допросах дочь Ф. так и говорила: по натуре своей он актер. Такого же мнения придерживались и местные участковые. Аналогичное заключение дала и психолого‑психиатрическая экспертиза: у фигуранта склонность к актерскому мастерству», — старший следователь Субелиани рассказывает, что прочие характеристики были не такие творческие: скандалист с садистскими наклонностями, алкоголик, тунеядец… Как‑то раз взял паспорт матери (было это за несколько лет до ее смерти) и пошел в поликлинику. Заявил там, что пенсионерка якобы скончалась. И без письменных доказательств убедил врача, что родительница действительно умерла. Справка о смерти ему понадобилась, чтобы незаконно получить выплаты, полагающиеся на захоронение. Схема не сработала, не успел получить деньги. Врача, поверившего ловкачу, привлекли к дисциплинарной ответственности. За пару недель до происшествия Ф. спрятал ключи от квартиры. А потом требовал деньги на дубликат.

Был готов убить 

Следствие пришло к выводу, что убийство было запланировано. Входную дверь, которую никогда не закрывали, пенсионер запер изнутри. Обрезал провода, ведущие к модему. Та же участь постигла и телефонную связь. А мобильное устройство бывшей жены оказалось в кресле, на котором сидел только фигурант. «Возможно, в момент конфликта обвиняемый намеренно спрятал туда телефон, чтобы жертва не смогла вызвать милицию. О том, что трагедия назревала, косвенно свидетельствует следующий факт: за несколько недель до инцидента во время уборки А. нашла в кровати Николая припрятанный кухонный молоток‑топорик», — раскрывает подробности расследования подполковник юстиции. Когда все закончилось, Ф. скрыл окровавленные орудия преступления и тщательно замыл обувь. Позже экспертиза обнаружила на подошве следы крови погибшей. Создалось впечатление, что фигурант готовился, а потом пытался избежать ответственности, как это у него получалась раньше. Но утаить содеянное в этот раз не удалось. Уж слишком много внимания привлек к себе последний в его жизни конфликт с А. И Николай, не имея возможности сбежать, решил скрыть улики. Потом сделал вид, что ничего не было: милицию встретил лежа на диване с недоумевающим взглядом. Мол, что вы тут делаете?

Разыгрывал спектакли на допросах 

Во время следствия Ф. все‑таки сознался, что напал на А., но отрицал нанесение большого числа ударов. Не мог пояснить, почему спрятал вещдоки. Но психолого‑психиатрическая экспертиза показала: он отдавал отчет своим действиям и мог ими руководить. На допросах хитрец безуспешно использовал свои отработанные трюки. 

Один раз притворился, что упал в обморок. 

Было это настолько неестественно и театрально, что даже человеку, далекому от актерского ремесла, стало бы понятно: фигурант переигрывает. Николаю не хотелось больно удариться, поэтому он постепенно опустился на пол и аккуратно разлегся у ног следователя. Прибывшие медики констатировали: давление — хоть в космос отправляй. 

«Думал, в силу возраста смягчат наказание. Давил на жалость, выставлял ситуацию так, словно он жертва обстоятельств, всячески выгораживал себя, плакал и даже грозил совершить суицид. Причем на слезу его пробивало, когда требовалось отвечать на неудобные вопросы», — вспоминает Нинель Субелиани. Вот чего Ф. точно не выражал, так это сочувствия и раскаяния.

Во время суда обвиняемый вел себя так же. Впрочем, это не помогло ему избежать сурового наказания. Ф. признали виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью и приговорили к 17 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Родственники и соседи после такого решения смогли вздохнуть с облегчением: для них этот кошмар наконец закончился. Правда, цена спокойствия оказалась слишком высокой.

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here