Если нет, то хотя бы заставить заниматься их воспитанием, как положено. Беспорядок в доме, антисанитария, пустой холодильник, родители в состоянии алкогольного опьянения – какое будущее ждет детей, оказавшихся ненужными собственным мамам и папам? И возможно ли образумить горе-родителей? Об этом я задумываюсь каждый раз во время участия в рейдах «Семья без насилия».

Подобные мероприятия проводятся еженедельно. Многие адреса повторяются. Это обязанные лица. Другими словами, их дети в настоящее время находятся в приюте, а папашам-мамашам дается полгода на то, чтобы исправиться: перестать пить, устроиться на работу, создать в доме условия для проживания ребенка.

В поле зрения рейдов и другие проблемные семьи. «Соповцы» – так называют тех, кто находится в социально опасном положении. Сегодня в Жодино 76 таких семей. Где-то родители совершили правонарушения, где-то скандалят так, что соседи вызывают милицию, кто-то не хочет работать или не платит за коммунальные услуги. Больше всего случаев касается злоупотребления алкоголем.

– Если семья нормальная и попала в трудную жизненную ситуация по ряду объективных причин – болезни, потери работы, задолженности по коммунальным платежам, то постановка на учет ей ничем не грозит, кроме как наоборот – поддержкой, повышенным вниманием и оказанием помощи, – рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних Людмила Кураедова. – Домой будут приходить с проверками и, если ситуация исправится,  через полгода с учета снимут. Когда детей признают нуждающимися в государственной защите и временно забирают – вот это уже серьезная проблема.

Среда. Очередной рейд

Сегодня по плану нужно посетить девять семей. Причины разные – где-то набедокурили дети, где-то проблемы с алкоголем или в отношениях родителей. Будем смотреть, в каком они состоянии, ухожены-накормлены ли дети, в каких условиях живут, выполнены ли требования, которые перед взрослыми ставила комиссия по делам несовершеннолетних.

По первому адресу – проспект Мира, 9 – дома родители. Сын занимается и греблей, и музыкой. «Почему в СОПе?» – интересуюсь у мамы. «Петарду взорвал на Новый год…» – виновато разводит руками женщина. Здесь все нормально и с условиями проживания, и с воспитанием. Конечно, подростки есть подростки, но и они должны отвечать за свои проступки. А потому в качестве наказания и профилактики – полугодовой контроль, чтобы в следующий раз задумался, прежде чем что-то натворить.

В этом же доме проживает и еще один подучетный ИДН: парень был задержан за более серьезное правонарушение – появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. А потому здесь контроль более серьезный: регулярные посещения инспектора ИДН, врача-нарколога.

Двигаемся дальше – на улицу Лесную. Во дворе на привязи собаки, на траве – велосипед, разбросаны детские игрушки. Казалось бы,  обычный частный дом. Но нет, здесь давно уже поселилось неблагополучие. Причем в этой семье оно, увы, переходит из поколения в поколение. 

На двери  – амбарный замок… Приходится стучать в окна. Безответно. Здесь проживает мать семилетнего Димы вместе с сожителем, а хозяйка дома – бабушка, склонная к злоупотреблению алкоголем, у которой частенько собираются шумные компании. Вырваться из этих сетей неблагополучия  мать мальчика периодически пытается. Она работает, особо не пьет, но в одиночку победить наследственность и социальное окружение сложно.  Снять квартиру для этой категории людей – ноша непосильная, жить вместе с  разгульной родней – означает создавать экстремальную ситуацию для ребенка. Замкнутый круг?

Улица Советская, 24. Нужную нам квартиру можно узнать, даже не глядя на номер. Она единственная без звонков, замков и открывается от первого стука. В доме антисанитария, большая задолженность по коммунальным платежам. В принципе, оно и понятно: здесь проживает большая цыганская семья. Пять или шесть детей шумно бегают по комнате, кругом подростки, взрослые, громкая цыганская речь. С трудом выясняем, кто из них родители двух малышей, бытовые условия которых мы и приехали проверить. Они не работают, детей в сад не водят. Как живут? На что живут? «Подрабатываем, на Ждановичах торгуем… Есть свои каналы…» –  уклончиво отвечают молодые родители. Хотя в холодильнике, как бросился показывать проверяющим сожитель хозяйки квартиры, есть курица, рыба, в шкафу – крупы, растительное масло. «Думаете, мы не кормим детей?! – то ли возмущается, то ли обижается немолодой уже мужчина. – Посмотрите, да они по 90 килограммов весят!» – говорил он, показывая на дочек своей сожительницы.

Что сказать? Другой мир, другая культура, традиции, устои… Подогнать их под нормальные в нашем понимании рамки, наверное, невозможно. Но вместе с тем, условия для проживания малолетних детей должны быть приемлемыми и безопасными. Поэтому контроль и помощь данной семье продолжатся.

По следующему адресу – ул. Деревянко – тоже многолюдно. В двухкомнатной квартире проживает молодая женщина с тремя детьми, ее мать и сестра. Но проблемы не только из-за жилищного вопроса. Как говорится, в тесноте – не в обиде. Семья попала на учет из-за несчастной любви: молодая женщина больше занимается личной жизнью, чем тремя маленькими детьми. А сейчас еще и с работы ушла, мол, попросили из-за часто болеющих малышей.  

Когда вышли на улицу, инспектор ИДН отметила: это – среднестатистическая семья среди их подопечных. Не самая, кстати, плохая. Видно, что стараются жить по-человечески. Но порой проблемы накапливаются как снежный ком, и самостоятельно решить их получается не у всех.

– Заходите, – как-то совсем уж буднично приглашает нас в квартиру молодая мама с грудным ребенком на руках. Сразу видно, что для нее такие визиты – обычны дело. Семья в социально  опасном положении. У женщины двое детей от первого брака, и вот сейчас уже от нового мужа родилась третья малышка. Вроде и в квартире неплохо, и муж работает строителем, и брак зарегистрировали, но проблемы остаются.

Дело в том, что бывший супруг  пил и скандалил, вследствие чего семья и была поставлена на учет. После развода вроде все стабилизировалось. И вот новый муж, а проблемы все те же? В марте, после скандала, женщина забрала двух старших дочек и, оставив двухнедельную младшую выпившему мужу, на несколько дней ушла из дома. Патронажная сестра, придя на осмотр новорожденной, поняла опасность ситуации и сообщила в комиссию по делам несовершеннолетних. Тогда же выяснилось, что у ребенка нет еще свидетельства о рождении, а у матери – просроченный паспорт.

Поэтому социальный педагог детского сада № 15 Галина Позняк интересуется, всего ли хватает, нужна ли помощь, просит показать, что есть для грудного малыша. Мама – молодая женщина с отстраненным лицом – показывает: вот детская кроватка, коляска, в этом ящике – игрушки, в комоде – вещи и памперсы. Документы также оказались в порядке. Однако диагноз «социально опасное положение» с них в ближайшее время снят не будет.

Даже чудо не поможет

В каждой семье своя трагедия. В семье, проживающей на пр. Мира, 14а, дети уже дважды признавались нуждающимися в госзащите и помещались в приют. Третий раз будет последним. Несмотря на это, мать появляется дома очень редко, детьми не интересуется, ведет шальной образ жизни, как перекати-поле: то там, то тут.

Но на этот раз нам повезло, женщина оказалась дома. И вроде даже осознала всю серьезность ситуации. С дрожью в голосе говорит, что все сделает, чтобы этого не произошло, готова подписать любые бумаги. «Я завтра поеду восстанавливаться на работе. Поговорю, может, простят мои прогулы и не уволят? А в пятницу мама везет меня кодироваться…» Однако, судя по ее прошлым длительным загулам, не нужны ей дети. «За это время, что мы следим за судьбой семьи, стало понятно: ее уже не исправить. Сейчас прокапается, снимет интоксикацию, пускай даже закодируется, но потом все по новой. Так было уже не раз. Скорее всего, дело закончится лишением родительских прав. Тут такая ситуация, что даже чудо не поможет…» – констатирует Людмила Кураедова.

Главное – сохранить семью

Я не раз была свидетелем того, как на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних и во время рейдов представители КДН, ИДН мягко и человечно разговаривают со своими подопечными, как с детьми малыми. Вразумляют, наставляют, предлагают помощь.

– Поступает сигнал, что родители постоянно пьют, скандалят, а в доме – маленькие дети, им нечего есть, да и вообще творится полный бедлам. Приезжаем совместно с органами опеки и ИДН. Действительно, картина печальная. Но для нас главная задача – сохранить семью, помочь людям прийти в себя, одуматься, начать новую жизнь. Самое простое – забрать детей и тем самым подтолкнуть оступившихся родителей к бездне. Мы же начинаем работать с ними. Даем время на то, чтобы постарались изменить свою жизнь: помогаем закодироваться, найти работу, получить материальную помощь, устраиваем детей в детский сад, оказываем помощь в восстановлении документов, получении путевок в санатории для детей, которые в этом нуждаются. И так бывает отрадно, когда спустя какое-то время ситуация налаживается. Это – самое главное в нашей работе. Но из-под своей опеки эту семью мы уже не выпускаем. Они под нашим крылом. Конечно, бывает, что никакие уговоры и помощь не помогают. Родители по-прежнему продолжают вести асоциальный образ жизни. И тогда приходится готовить документы на лишение родительских прав, – прокомментировала заместитель КДН Наталья Соляник.

Ольга КЛИМЕНКО

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here