Информационно-аналитический портал Союзного государства провел интернет-видеобрифинг с заведующим кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь Сергеем Кизимой.

– На прошедших в Беларуси выборах Президента убедительную победу одержал действующий Глава государства Александр Лукашенко. Евросоюз заморозил в отношении нашей страны санкции, отметил прогресс при проведении выборной кампании. Каков Ваш прогноз в отношении перспектив нормализации отношений Беларуси и западных партнеров?

– Что касается отношений Беларуси с западными партнерами, то нужно отделять США и Евросоюз, потому что у них разные геополитические цели. Европейский союз хочет сидеть в тишине и покое, чтобы на границах не было войн, потоков беженцев, ни один террорист не проник на территорию союза. В принципе, это внешнеполитические интересы Европейского союза, по крайней мере, большинства стран.

В США все наоборот. Соединенным Штатам нужно, чтобы было весело, интересно, горячо, особенно там, где их самих нет, то есть в Евразии.  Поэтому нам сейчас очень горячо и интересно жить, а хотелось бы жить спокойно и скучно. Террористические акты, террористические государства, дестабилизированные государственные режимы – все это благодаря вмешательству американцев стало общей нормой Евразийского континента.

Кризисные последствия вмешательства американцев все сильнее оказывают негативное влияние на Евросоюз, а в ЕС востребованы полная безопасность и покой, поэтому на этом фоне у Беларуси и Евросоюза все больше пересекаются интересы. Нам тоже нужны мир, спокойствие, процветающие соседи, не нужны террористы и потоки нелегальных мигрантов. То есть в отношении Украины у нас 100 % совпадающая точка зрения: нам необходимо как можно быстрее все это остановить. Важно полное тотальное совпадение взглядов на самую главную общую проблему, на 46-ти миллионную  страну, которая при таком дальнейшем развитии событий грозит обрушиться миллионами беженцев на территорию Европейского союза и Беларуси – это нам абсолютно не надо. Хватает других беженцев из других стран и континентов, и это делает наши отношения гораздо более прагматичными, менее политизированными, вымывает тот идеологический контекст, который был раньше. Опять же нельзя забывать о том, что сегодняшний Евросоюз уже не тот, который был  раньше. Десять лет назад это был уверенный и развивающийся, экономически сильный, на пике своего подъема Европейский союз, который серьезно задумывался о возможности в будущем обходиться без США. Он был уверен, что почти 500 миллионов человек (в связи с принятием в 2004 году новых членов было уже почти 500 миллионов человек), – это серьезный потенциал в Евразии, если не считать Китая, а в Европе так уж наверняка. С этим потенциалом, в принципе, никто больше в Европе не может быть ЕС конкурентом, и в Евросоюзе были уверены, что все обязаны подчиняться этому мощному центру политического и экономического притяжения власти. И то, что Беларусь, тогда говорила: «нет, у нас свои национальные интересы, свои варианты развития, которые включают в себя европейскую интеграцию и интеграцию в рамках Союзного государства», это, конечно, звучало для Евросоюза совершенно вызывающе, это не вписывалось в тренд усиления власти, успеха, процветания, который он поставил себе в рамках Евразии. Это и вызвало санкции, противоречия со стороны как США, так и ЕС.

С сегодняшним Евросоюзом гораздо легче иметь дело: это больной и неуверенный в себе, осаждаемый террористами и беженцами, с кучей других проблем Евросоюз. В связи с этим выборы прошли также неплохо, как и в 2010 и 2006 годах, но к ним было совершенно другое отношение. Евросоюзу уже неважно на нас давить, ему важно, чтобы мы не стали такой же больной и горячей точкой как Украина. Он не может позволить себе еще больше соседей по образцу Украины, Ливии, Сирии – уже слишком много проблемных соседей. Это дестабилизирует ситуацию внутри  него. Опять же ЕC cейчас может только мечтать о прежних темпах экономического роста, на повестке дня: выход Великобритании, сепаратистские процессы на территории Великобритании, Испании и в ряде других стран. В принципе, это уже не прежняя агрессивная риторика, это – партнер, с которым можно договариваться, который съел на пути своего расширения слишком много новых стран. А ведь предупреждали, что не надо так поспешно принимать такое большое количество стран с огромным количеством проблем, с разной политической культурой, с разным отношением к коррупции – все это изнутри будет разрыватьЕС. Так и произошло. То, о чем предупреждали, случилось. Европейский союз переел, ему плохо. С ним действительно сейчас можно договариваться. Прежние высокомерные позиции уходят в прошлое, вступает в дело прагматизм, а с точки зрения прагматики, мы всегда были готовы договариваться. Раньше они говорили, как мы должны проводить выборы, как должны решать те или иные политические вопросы, с кем должны интегрироваться, что в Беларуси не могли воспринимать нормально. И если раньше ЕС с подачи американцев пытался ультимативно диктовать Беларуси, то сейчас он этого не делает. Нам, собственно говоря, это и надо, нас устраивает ситуация, когда мы им не приказываем, а они нам. Можно договариваться, можно, соответственно, реализовывать какие-то интересные проекты. Нас интересуют те, которые связаны, прежде всего, с инвестициями, финансированием и с приходом в белорусскую экономику современных технологий. Однако не стоит строить иллюзий, ведь, несмотря на то, что временно замораживаются санкции, что отношения стали прагматичными, украинская война у нас по соседству и инвестора хоть европейского, хоть под санкциями европейскими, это настораживает. Война рядом со страной, которую рассматривают для инвестиций, это очень пугающий фактор, поэтому не стоит удивляться, что у нас на треть просели инвестиции в прошлом году.

Сергей Кизима, доктор политических наук

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here