Похоронку о гибели Арсения Искры, его сыновья получили спустя тридцать лет после войны. А тогда малые дети, не дождавшиеся отца в 1945 году, не знали, что он героически погиб на территории Польши, освобождая город Кендзежин-Козле.

Слоним… Небольшой городок на Западе Беларуси был оккупирован немцами чуть ли не в первые дни войны. В дом Арсения Искры война постучала в тяжелую минуту: накануне от тяжелых родов умерла его жена Александра, оставив сиротами двух сыновей – Алексея и Георгия.

В тягостных буднях прошли три военных года. Когда Слоним освободили наши, Арсения призвали в армию. На кого оставить сыновей? После долгих раздумий Алексея отец отвез к дальним родственникам в деревню Пруд, а младшего оставил на мачеху (к тому времени он женился).

Как чувствовал Арсений, что прощается с сыновьями навсегда… Особенно плакал и не хотел расставаться с отцом старшенький восьмилетний Алексей – он уже многое понимал в свои годы. Всю жизнь Алексей вспоминал, как упал в борозду и до самого вечера кричал и плакал: «Папа, возьми меня с собой». Несладкой была сиротская доля обоих мальчиков. И как складывалась их жизнь у чужих людей – отдельный разговор.

Сегодня я хочу рассказать об Арсении Искре – моем родном дедушке, который героически погиб, освобождая Беларусь, а затем и Польшу. Погиб за несколько дней до окончания войны…

Похоронка, которую сыновья берегли все эти годы, немногословный документ. Чтобы больше узнать об отце, братья отправились в Польшу, на его могилу. Это был 1991 год. Польский городок Кендзежин-Козле. Военное кладбище… Они почти сразу нашли захоронение отца. «Почему все, кто погиб, освобождая ваш город, лежат в братской могиле, а наш отец отдельно?» –  спросили они настоятеля кладбища. И вот что он рассказал, ссылаясь на документы и воспоминания очевидцев и участников событий, записанные в книгу памяти, имеющуюся там: «Это было в конце апреля… Немцы не сдавались. Целую ночь шел бой, некоторые советские танки были подбиты и догорали. Но несколько машин уцелели. Они постоянно курсировали туда-сюда, видимо, пытаясь найти участок для прорыва. И вот наступило утро, положившее всему конец. Под сосредоточенным огнем советских орудий сопротивление противника постепенно слабело. Т-34, которых осталось всего восемь, также продолжали вести огонь. Но их становилось все меньше… Когда осталось два танка, экипажи, по рассказам очевидцев, пошли на прорыв укрепления. И вот один танк горит, по второму ударил фугас, и он вспыхнул. Экипаж подбитой машины, по всей видимости, решил идти на таран. И горящий как факел танк врезался в укрепление противника, протаранив вражеский танк, тем самым пробив брешь для пехоты. Это и послужило началом взятия укрепления, сооруженного немцами на подступах к городу. Через час бой затих: часть немцев сдалась в плен, часть – отступила. Экипаж, который пошел на таран, заживо сгорел… В этом танке и был ваш отец – командир боевой машины. Поэтому он похоронен в отдельной могиле, как герой, освобождавший Польшу».

…Мне об этом рассказали отец и дядя, которые очень часто вспоминали своего отца. Спустя 68 лет со дня Победы и со дня смерти моего деда Арсения Искры, я, как и они 20 лет назад, собираюсь съездить в Польшу, чтобы еще раз отвезти на его могилу горсточку родной земли белорусской.

 

Лилия АЛЕХНОВИЧ

 

1 КОММЕНТАРИЙ

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here