Президентские выборы в Беларуси: новые способы ведения предвыборной борьбы

 

ermoshina1Президентские выборы-2010 могут войти в историю Беларуси как рекордные по числу кандидатов. Впервые на пост президента претендуют 10 человек, и они уже начали борьбу за голоса избирателей, которая продлится до 19 декабря — дня выборов.

Какие приемы агитационной борьбы разрешено использовать кандидатам? Сколько денег поступило на их избирательные счета, и на что их можно тратить? Кто из кандидатов примет участие в дебатах? Что говорят о президентских выборах в Беларуси международные наблюдатели? Когда начнется голосование, и что изменится в процедуре подсчета голосов?

 

Валентина Анисимовна, Узда:

В одном из интервью вы сказали, что Беларусь по плотности одного международного наблюдателя на каждый избирательный участок в СНГ и в мире держит первое место, а больше, чем у нас, наблюдателей только в тех странах, где прошла война, и наблюдательная миссия ОБСЕ сама эти выборы и организует. Как будет в этом году? Сколько приедет наблюдателей?

 

Лидия Ермошина:

Международных наблюдателей будет около тысячи. Миссия ОБСЕ планирует принять участие. Уже работает 40 долгосрочных наблюдателей от этой организации. А вместе с обслуживающим персоналом их еще больше. Мы выдали уже, по-моему, 52 удостоверения наблюдателям от ОБСЕ. Ожидается, что накануне выборов от них приедет около 400 краткосрочных наблюдателей. Приблизительно то же количество будет от Исполкома СНГ, хотя он может дать и больший состав. Сейчас выдано более ста удостоверений наблюдателям от этой организации. В целом же международным наблюдателям выдано 195 удостоверений. Но это не значит, что все они уже в стране. Например, выписано удостоверение Павлу Бородину, но он приедет перед выборами.

Будут и независимые наблюдатели. Во-первых, это представители центральных избирательных комиссий стран СНГ, а также Грузии, Литвы и Латвии. Последние государства нас тоже приглашают к себе на выборы. Здесь действует принцип взаимности. Также МИД Беларуси пригласит ряд авторитетных политиков из-за рубежа. Это будут независимые наблюдатели, вне миссий, они будут давать свои личные оценки.

Что касается национальных наблюдателей, то у нас в избиркомах их аккредитовано уже свыше пяти тысяч. К досрочному голосованию эта цифра может вырасти в несколько раз. Если вспомнить президентские выборы 2006 года, то национальных наблюдателей было около 30 тысяч.

Колосовский Сергей Михайлович, Минск:

Можете ли вы пообещать, что выборы пройдут честно? Очень хочу, чтобы победитель был настоящим, чтобы это признали все.

Лидия Ермошина:

У нас на президентских выборах всегда победитель настоящий. И это знают все, включая наших соседей. И то, что выборы не признают, не означает, что победитель ненастоящий: просто не всех он устраивает. Что касается гарантии честности, то я всегда на нее работаю, поскольку не способна к нечестным поступкам. Кроме того, в участковых избирательных комиссиях работают более 70 тыс. человек. Я уже не говорю о территориальных избирательных комиссиях.

 

Воропаев Вячеслав Александрович, Ошмяны:

Так много кандидатов. Какого же размера будут бюллетени? Они все в урну поместятся или на участках будет больше урн, чем обычно?

Лидия Ермошина:

Такое может быть. Все зависит от явки избирателей и количества избирателей на каждом участке. Бюллетень по размеру будет где-то полтора обычного листа. Но это будет обязательно один лист. Это не так много. Зарубежные репортажи показывают «простыни» гораздо больше, и разобраться там сложнее. Вместе с тем это, естественно, повлечет удорожание избирательной кампании, удорожание расходов на бумагу, изготовление бюллетеней.

 

Оксана Окреслина, Орша:

Кто из кандидатов уже открыл избирательные счета?

Лидия Ермошина:

Сегодня в газетах опубликован счет кандидата в президенты Ярослава Романчука, и сегодня направлены в газеты счета еще пяти кандидатов. 24 ноября газеты «Советская Белоруссия» и «Народная газета» их опубликуют. Точную информацию можно получить на сайте ЦИК, также она будет опубликована в средствах массовой информации.

 

Виноградов С.Ю., Минск:

Как будет обеспечена объективность подсчета голосов? Почему ЦИК отказывается от прозрачных урн, ведь белорусские предприниматели готовы поставить их к выборам?

Лидия Ермошина:

Никто из белорусских предпринимателей с таким предложением в Центральную избирательную комиссию не обращался. Поэтому мы ни от чего не отказывались. Более того, ЦИК не оборудует участки для голосования. Их оборудуют те организации, у которых на территории открыт участок. Поэтому если кто-то из предпринимателей захочет обратиться по этому поводу, помочь, то пусть подходит на участки для голосования, в местные исполкомы, которые несут ответственность за оборудование избирательных участков и предлагают свои услуги. Центральная избирательная комиссия создала фонд — внебюджетный фонд ЦИК, его реквизиты были в печати. Если туда будут поступать средства, в том числе и от предпринимателей, то мы их распределим между избирательными комиссиями. Они смогут купить оборудование, в том числе и подобные пластмассовые ящики. Никакого отказа нет. Это намеренное введение в заблуждение избирателей со стороны определенных политических сил.

 

Ольга Заботина, Миоры:

Что делать, если не найдешь себя в списке избирателей?

Лидия Ермошина:

Предъявить паспорт и потребовать, чтобы тебя включили. Потому что паспорт — это доказательство того, что ты проживаешь на территории данного участка для голосования.

Сергей Иванович Нестеров, Минск:

У меня один простой вопрос, но требующий четкого ответа. Почему при подсчете бюллетеней члены избирательных комиссий закрывают спинами стол для подсчета голосов? В большинстве стран все бюллетени складываются в одну стопку, потом из нее берется бюллетень, показывается наблюдателям «лицом» и объявляется за кого проголосовал избиратель, затем откладывается в стопку того или иного кандидата в президенты. Применение такой процедуры в Беларуси сняло бы следующие обвинения, о которых «орет» на каждом углу оппозиция: 1) что члены избирательных комиссий шепотом считают непонятные цифры, и потом председатель комиссии выходит и называет цифры, которые никто проверить не может 2) что наблюдателям не видно, как идет подсчет голосов, что мало метров им дают для обозрения, что в плохое место определили наблюдать и т.д. В силу того, что по оценкам ИАЦ за действующего главу государства готовы проголосовать 75% избирателей, данная процедура подсчета голосов не сыграет никакой роли, а наоборот подтвердит, что выборы были честными и справедливыми. В том числе перед международными наблюдателями. Все будет громко, прозрачно и честно. Кстати, я против прозрачных урн. Бюллетень может раскрыться при падении в урну и всем будет видно, за кого проголосовал человек.

Лидия Ермошина:

Наблюдатели смогут видеть процедуру подсчета голосов. Более того, ЦИК принял постановление, согласно которому наблюдатели могут выполнять свои функции в условиях, позволяющих видеть процедуру подсчета. А процедура подсчета включает в себя все: как сортируются бюллетени, их содержание и др. Но прописать конкретно, что каждый бюллетень подымается и зачитывается, ЦИК не может. Ибо это уже вмешательство в избирательное законодательство. Эту процедуру тогда нужно прописывать в избирательном законодательстве в отношении последовательности действий избирательной комиссии.

Когда создавалось избирательное законодательство, учитывался опыт Беларуси и других государств. Все те, кто работал в ЦИК, посчитали, что чересчур регламентировать действия участковых избирательных комиссий нельзя. По тому основанию, что нельзя все заложить в закон, так как четкая регламентация приведет к тому, что граждане, которые не являются профессионалами (члены участковых избирательных комиссий), повсеместно будут нарушать этот ритуал. Поэтому они должны быть достаточно свободны в своих действиях и считать так, как им удобно. Поэтому наше законодательство не прописывает это.

Избирательная комиссия может поднимать бюллетени и показывать их наблюдателям. Но она может этого и не делать. Потому что, например, у нее может быть 3 тыс. избирательных бюллетеней на участке и ей просто тяжело будет соблюдать эту процедуру, которая может продлиться на сутки.

Поэтому мы исходим из удобства. Не можем только говорить о правах наблюдателя. У нас с одной стороны критика, с другой — мы стараемся удовлетворить все претензии, что совершенно забываем об интересах тех, кто является рабочей лошадкой на выборах, кто обеспечивает избирательную кампанию.

Наше последнее решение, которое является прогрессивным и повышает права наблюдателей, неоднозначно воспринято избирательными комиссиями. И в ЦИК поступают обращения от членов избиркомов, которые считают, что их права подобным образом ущемляются. Поэтому необходимо найти золотую середину.

Больше всего меня смешит эта общая фраза «во всех странах». А вы вообще были во всех этих странах? Вы знакомы с законодательством этих стран? Нет. Если возьмем США, там вообще не считают, а голосуют с помощью специальных машинок. В Индии тоже голосуют с помощью машинок, нажимая на клавиши. Или в Казахстане, где голосуют и с помощью бумажных бюллетеней, и с помощью компьютерной приставки, кстати изобретенной нашими учеными. Поэтому говорить «во всех странах» и ссылаться на некое правило, которое Беларусь якобы не выполняет, просто-напросто не солидно.

 

Станислав Ришардович, Полоцк:

Как вы прокомментируете слухи о том, что кто-то заказал в частной фирме урны для голосования с двойным дном. Такая информация была на интернет-сайтах.

Лидия Ермошина:

Каждой участковой комиссии выделено на оборудование участков по смете сумма Br80 тыс. Скажите, можно ли на эти деньги заказать на фирме урну для голосования да еще и c двойным дном? На эти деньги можно изготовить у местного художника вывеску, где написано «Участковая избирательная комиссия».

 

Василий Иванович, Минский район:

Могут ли кандидаты за деньги со специальных счетов рекламировать себя, например, на билбордах, на общественном транспорте, издавать календарики, промопродукцию?

Лидия Ермошина:

Могут.

 

Василий Иванович, Минский район:

Согласно избирательному кодексу нашей страны, максимум, что могут потратить кандидаты из своего фонда, это Br105 млн. Из них Br80,5 млн. выделяется на печать агитационной продукции. Остается около Br24 млн. При этом вы говорите, что кандидаты могут покупать дополнительное время на ТВ и радио или печатную площадь. Но как они это могут сделать, если одна минута в прайм-тайм может стоить до $3 тыс.? Не кажется ли вам, что избирательные фонды кандидатов слишком малы и что нужно их увеличивать, по крайней мере, до уровня соседних стран?

Лидия Ермошина:

Избиратель спутал две нормы. Дело в том, что Br80 млн. дается дополнительно каждому кандидату из бюджета действительно на печатную продукцию. А вот те Br105 млн., которые у него уже появятся, конечно, если он их соберет, потому что это дают ему организации, граждане, он сам может вложить часть средств, — так вот эти деньги он может потратить, как желает.

 

Павел Иванович, Минск:

ЦИК демонстрирует либеральный подход к организации выборов, чтобы заинтересовать избирателей. А разве у нас народ мало выборами интересуется? Какие тенденции по явке избирателей на президентские выборы в последние годы? Каковы прогнозы на этот год?

Лидия Ермошина:

Мы к избирателям всегда либерально относимся, потому что заинтересованы, чтобы избиратели пришли на избирательные участки. Кстати, они приходят. А либерализм связан с кандидатами. Именно либеральный подход позволил такому большому количеству кандидатов выдвинуться. То есть мы увеличили альтернативу выборов. Вот, собственно говоря, в чем вопрос и к чему мы стремились. Явка избирателей на выборах президента у нас всегда очень высокая. Она приближается к 90%. Как и на референдумах тоже. У нас если и существовали проблемы (и то над ними сейчас очень активно работают), так это явка на парламентские выборы. В нынешнюю избирательную кампанию мы уверены в высокой явке.

Владимир Васильев, Минский район:

На выборах в местные Советы депутатов разрешалось голосовать не только по паспорту. А на президентских выборах какие документы нужно предоставить, чтобы получить бюллетень?

Лидия Ермошина:

К президентским выборам мы также планируем принять такое постановление. Мы собираемся провести заседание комиссии 30 ноября. На нем планируется принять постановление, которое будет регулировать порядок предъявления документов. Почему мы постоянно расширяем перечень этих документов? Это наше право, определенное теперь и избирательным законодательством. Центризбирком вправе определять иные документы, которые можно предъявить для получения бюллетеня. Однако эти документы в любом случае должны включать фотографию и быть документами государственных органов. То есть предъявить то, что куплено в переходе, будет нельзя. Дополнительные документы разрешено предъявлять только тогда, когда избиратель находится в списке избирателей, то есть ему не надо доказывать право на участие в выборах. Если же избирателя нет в списке избирателей, и он предъявляет студенческий билет, то ему не дадут проголосовать, поскольку нет доказательства того, что он вообще является гражданином Беларуси. Для этого, как известно, нужен паспорт.

Мазалевский В.Г., Минск:

Когда и где будут опубликованы декларации о доходах кандидатов в президенты?

Лидия Ермошина:

Они уже опубликованы в «Народной газете» и «Советской Белоруссии», а также на сайте ЦИК.

Юлия Прославская, Могилев:

Многие кандидаты очень сильно хотели попасть в прямой эфир. Им такую возможность предоставили. А все ли оказались на деле такими же смелыми, как на словах? Отказался ли кто-нибудь от прямого эфира?

Лидия Ермошина:

Да, кандидаты предпочитают выступать по радио в записи. Но я думаю, что это не от смелости зависит, а от того, что говорить все-таки полчаса в прямом эфире тяжело. Если на телевидении прямой эфир это очень эффектно, то на радио все равно никто не увидит в прямом ты эфире или в записи. Действительно, несколько человек попросили выступления на радио в записи. И я думаю, что это правильно, потому что, чтобы выступать в прямом эфире, нужно самому кандидату приезжать на радио в 5.30, а радиослужбам — в 4.30. Поэтому с точки зрения человечности пусть лучше выступления будут в записи.

Честный налогоплательщик, Минск:

Двое кандидатов за год не заработали ни копейки! Это что, такой новый вид белорусских мужчин — «большой политик», сидящий на шее у жены? Может, надо в Избирательном кодексе ввести минимальный заработок, который должен быть у человека, претендующего на президентский пост?

Лидия Ермошина:

Для этого нужно менять Конституцию, и только путем референдума. Кстати хочу добавить, что у нас не два таких кандидата. Еще один сидит на шее у папы.

Алесь, Пинск:

Почему некоторые кандидаты (если судить по декларациям) получали доход не в белорусских рублях? Это означает, что они работали за границей? Если так, то они там проживали долгое время, как они могли быть зарегистрированы?

Лидия Ермошина:

Сумма в российских рублях фигурирует у Костусева. Он работает в организации, которая зарегистрирована на территории Российской Федерации. Но кандидат утверждает, что проживает здесь, исполняя какие-то функции для этой фирмы. Это возможно, учитывая, что у нас с Россией нет границы. Остальные кандидаты, в декларациях которых есть суммы в иностранной валюте, говорят, что исполняют отдельные функции или работы для зарубежных организаций. Однако это небольшие средства.

Лена, Витебская область:

У нас в поселке голосуют всегда в здании клуба. В этот день там включают очень громкую музыку, а рядом площадка, где с маленькими детьми гуляют. В день выборов мамы с коляски оттуда бегут. Спиртное в буфете продают. Неужели нельзя без этого обойтись? Как вы вообще относитесь к тому, что некоторые участки превращают в базары?

Лидия Ермошина:

Я думаю, что это очень субъективное мнение. Выборы — демократическая традиция, и как всякое общественное мероприятие оно всегда является шумным. Это в определенном плане реклама, как реклама любого общественного мероприятия. Ну не бывают же, например, митинги тихими. Я думаю, что не надо это осуждать. И мамы должны простить в этот день организаторов выборов и, может быть, найти другое место, где можно прогуляться с колясками. Это уже сверхтребование, когда избиратель претендует на исполнение любого каприза, даже личного.

Юлия Крылова, Минск:

Какая польза от международных наблюдателей, если многие из них не говорят по-русски? Что они могут понять из происходящего на участке?

Лидия Ермошина:

Наблюдатели все понимают, причем понимают прекрасно. Во-первых, достаточно большой состав участников миссии ОБСЕ — представители России. Кстати, в этом году их будет особенно много. То есть это люди, у которых русский язык родной. Если говорить о миссиях СНГ, то это тоже русскоговорящие люди. Кроме того, миссия ОБСЕ уже сейчас наняла на работу и попросила нас аккредитовать 42 переводчика — граждан Беларуси, которые уже работают в миссии. Судя по количеству, у каждого международного долгосрочного наблюдателя есть такой ассистент. По такому же принципу будут наняты на работу переводчики при появлении краткосрочных наблюдателей миссии ОБСЕ — для тех, кто не владеет русским языком. Более того, поскольку миссия работает долго, в течение месяца, она настолько тщательно готовится к приезду краткосрочных наблюдателей, что полностью вооружает их всеми материалами, всеми наблюдениями, как положительными, так и отрицательными. Поэтому уже приезжая на участок, краткосрочный наблюдатель будет знать о проблемах в стране, связанных с выборами, и в целом об общей обстановке.

Людмила Николаевна, Барановичи:

Уважаемая Лидия Михайловна! Скажите, пожалуйста, почему сейчас в сведениях о доходах и имуществе кандидатов нет информации об источниках этих доходов и сведений о доходах близких родственников? Не кажется ли вам, что информация о доходах в том виде, как она публиковалась на предыдущих выборах, была нагляднее для избирателей, чем сейчас, по крайней мере, они могли видеть доходы родственников, сравнивать с доходами самих кандидатов и из них делать свои выводы?

Лидия Ермошина:

Раньше мы тоже не указывали, каким образом у человека появился дом, например. Доходы близких родственников сейчас указывать не нужно: законодательство демократизировано. Для кандидатов применяется та же норма, что и для госслужащих. Они декларируют имущество супругов, а также совершеннолетних членов семьи, проживающих совместно. Это совершенно объективно. А тот круг, который был тогда, был неограниченно расширен. Почему братья, сестры, тети и дяди, дедушки и бабушки, отдельно проживающие взрослые дети должны предоставлять декларации? Тем более, не у всех такие хорошие отношения с родственниками.

Роман Докучаев, Логойск:

Есть ли в Беларуси так называемый день тишины накануне дня голосования?

Лидия Ермошина:

Нет, у нас нет дня тишины. У нас можно агитировать до 12 часов ночи последнего дня, т. е. субботы 18 декабря. До начала 19 декабря в Беларуси можно агитировать. Более того, вся агитация, которая вывешена вне мест голосования, сохраняется на своих местах и в день выборов.

Светлана Юрьевна, Дзержинский район:

Вы не раз объясняли некоторые действия ЦИК тем, чтобы сделать избирательную кампанию «яркой, интересной для избирателей». Не понимаю, почему президентские выборы должны быть «интересны»? В конце концов, это политическая кампания, а не шоу-кабаре! Мы будущее для страны выбираем, тут думать надо, а не балаган устраивать?

Лидия Ермошина:

А разве интересность исключает серьезность? Я считаю, что наоборот. И думать надо, и интересно думать только тогда, когда есть реальные выборы. Мы хотим придумать и создать интересные выборы не для того, чтобы шоу создать, а для того, чтобы альтернатива была. Поскольку считаем: чем сильнее конкуренция, чем сильнее дух соревнования, тем интереснее избирателю сравнивать программы и определять свою судьбу.

Инна Афанасьевна Завак, Рогачев:

Как никогда много кандидатов, но среди них нет ни одной женщины. Очень жаль. Как вы думаете, почему у нас дамы не баллотируются в президенты?

Лидия Ермошина:

Наверное, это наша славянская, нет даже советская традиция. У нас всегда глава государства одновременно главнокомандующий. Считается, что женщина несовместима со службой в армии. Хотя все меняется, и у нас девушки даже учатся сейчас в военных учебных заведениях. Поэтому не исключено, что появится кандидат, а затем президент-женщина. Но этот хлеб очень тяжелый, и эта женщина должна быть, извините за выражение, такой стервой, чтобы выдержать эту конкурентную борьбу и работу.

Владимир Васильевич, пос. Домашаны, Смолевичский ра:

Почему столько кандидатов? Откуда взялись эти люди, большинство из них мало кому известны?

Лидия Ермошина:

Их выдвинул народ. И потом, все они считают себя широко известными. По их мнению, та политическая тусовка, которую они представляют, общеизвестна. Те, кто интересуется политикой, эти фамилии знают. Среди кандидатов нет никому не известных людей. Что касается предпринимателя Усса, то он, конечно, не политик, но этот человек постоянно участвует в выборах, по крайней мере, в Мингорсовет.

Елена Щербина, Минск:

Некоторые кандидаты в президенты уже выступили в прямом эфире, с экранов телевизоров звучали призывы к участию в несанкционированных акциях. Что о таких выступлениях думает ЦИК?

Лидия Ермошина:

Мы уже сегодня обратились в Генпрокуратуру с просьбой принять меры прокурорского реагирования по отношению к кандидату в президенты Виталию Рымашевскому, который приглашал население придти 24 ноября на Октябрьскую площадь для встречи с кандидатами. Я хочу еще раз подтвердить, чтобы до избирателей это было доведено с помощью средств массовой информации, что подобные акции являются незаконными. Кандидат не имел права применять какие-либо организацонные меры. Он не имеет право приглашать избирателей на незаконное общественное мероприятие. Ни сам не имеет право участвовать, ни избирателей приглашать. Поэтому я прошу избирателей помнить и быть правопослушнее, чем кандидат.

Елена Щербина, Минск:

Складывается впечатление, что предела терпения у представителей ЦИК нет и вы готовы терпеть такие поступки кандидатов?

Лидия Ермошина:

Нам очень тяжело, поверьте. И вечерами только стены родного дома и мои родные знают, какой я бываю. К сожалению, на работе, конечно, расслабиться нельзя и всем очень тяжело. Да, сжав зубы, потому что не можем себе позволить. Кроме этого, я думаю, что некоторые наши недоброжелатели и хотели бы, чтобы мы взорвались. Это предпринимается специально. Но мы приложим все силы, чтобы не потерять лицо.

Руслан Озоров, Могилевский район:

Что за новая возможность для кандидатов назначать членов ЦИК с правом совещательного голоса — они просто присутствуют, но ничего не решают? Кто из кандидатов воспользовался этим правом?

Лидия Ермошина:

Они не голосуют, но, тем не менее, могут активно влиять на все, что обсуждается в ЦИК. Кстати, этот институт у нас существует достаточно давно. Просто впервые применяется на президентских выборах. На парламентских выборах мы этот механизм используем с 2000 года. Лица, представляющие политические партии, очень активно себя ведут на заседаниях ЦИК. Нужно учитывать, что в Центризбиркоме важно не только голосование при принятии того или иного решения, но и сам процесс, который к этому решению ведет. Пять кандидатов уже назначили своих представителей в состав ЦИК. Но они же работают только на наших заседаниях. На первом из них после регистрации кандидатов эти представители уже будут работать.

Николай, Витебск:

Сейчас все кандидаты в президенты имеют свои сайты. Вы их посещаете? Какой больше всего понравился?

Лидия Ермошина:

Нет, эти сайты я не посещаю.

Илья Дроздов, Молодечно:

Кто такие международные наблюдатели — разве есть такая профессия?

Лидия Ермошина:

Я сама часто выполняю функции международного наблюдателя. Это не профессия, это, скажем так, общественная нагрузка.

Институт наблюдателей сложился не так давно. В советские времена мы вообще не знали о наблюдателях. И вообще, в 90-годы прошлого века, я думаю, этот институт выдумали продвинутые державы, прежде всего США, чтобы контролировать, как проходят выборы в странах, вновь образовавшихся демократических государствах. Тогда появился знаменитый копенгагенский документ, в котором есть всего одна фраза: «страны, подписавшие этот документ, считают, что присутствие международных наблюдателей повышает авторитет выборов». С одной стороны, это вроде бы совершенно безобидная формулировка. Но теперь этот копенгагенский документ, в котором ничего нет, кроме общих фраз, все время используют как дубину и международные стандарты, которые не соблюдают. А что можно не соблюсти в документе с набором общих фраз?

К сожалению, международное наблюдение и его итоги тесно связаны с экономикой. Взаимоотношения на международном уровне между государствами во многом строятся на этих международных наблюдательных оценках. Причем это осуществляется по отношению к нашим государствам, которые образованы на пространстве бывшего СССР и входят при этом в Евросоюз. Уже страны Балтии, которые являются членами ЕС, если и приглашают наблюдателей на выборы, то очень маленькую группу лиц в качестве гостей, либо не приглашают вообще. Также поступают и иные государства.

Поэтому этот институт контроля и определенного влияния на избирательные процессы, причем достаточно сильного влияния на сугубо внутренние дела государства, применяется очень интенсивно на территории, прежде всего, государств — участников СНГ. Полезны ли наблюдатели? Я бы сказала, что полезны. Потому что присутствие наблюдателей повышает уровень работы избирательных комиссий. Члены избиркомов начинают изучать законодательство, повышать свою квалификацию и вообще относиться к процедурам на более высоком уровне, зная, что их действия под контролем. С этой точки зрения институт наблюдения полезен.

 

Константин Медведский, Слуцк:

Лидия Михайловна, а вы голосуете в день выборов или досрочно?

Лидия Ермошина:

Досрочно.

Жанна Аркадьевна, Молодечно:

Кандидатам выдали удостоверения, а какие права к ним прилагаются?

Лидия Ермошина:

Знаете, на красный свет все равно не имеет право дорогу переходить. Все его право, по сути дела, — это право на ведение предвыборной агитации, прописанное в законе. У него есть обязанность. Он обязательно должен уйти в отпуск, все кандидаты, за исключением действующего главы государства. Вот такая вот обязанность. В это время он не может быть, например, отправлен в армию, на военные сборы, в командировку без его согласия.

Анна, Минск:

Имеют ли право голоса заключенные?

Лидия Ермошина:

Не могут голосовать граждане, в отношении которых избрана мера пресечения заключение под стражу, то есть они являются заключенными, но до приговора суда, а также лица, которые уже по приговору суда находятся в местах не столь отдаленных и в отношении которых применена мера наказания в виде лишения свободы. Но сейчас у нас появилась мера наказания в виде ареста. Так вот граждане, которые находятся под арестом, в выборах участвуют.

Максим, Иваново:

Кроме выступлений по радио и ТВ, как еще кандидаты могут заявить о себе?

Лидия Ермошина:

Во-первых, в средствах массовой информации, в том числе и печатных СМИ. Им дана возможность печатать свою предвыборную программу, опять-таки бесплатно, в газетах «Советская Белоруссия», «Народная газета», «Республика», «Звезда», а также во всех центральных областных газетах, а в городе Минске в газете «Минский курьер». Все остальные публикации — за деньги, за счет того специального фонда, который они (кандидаты) могут образовать. Кроме этого, самое главное, что кандидатам предоставлены широчайшие возможности для ведения общественных мероприятий в виде митингов, встреч с избирателями. Но пока я вижу два, скажем так, вялых митинга около ГУМа. Бедный директор, мы, честно говоря, уговаривали его через руководство Мингорисполкома, чтобы он разрешил пикеты для сбора подписей рядом с универмагом. И сразу же, как только зарегистрировали кандидатов, опять появились два пикета. Естественно на этих пикетах нет ни кандидатов, ни доверенных лиц, а все те же наемные волонтеры стоят. Но я думаю, что если за кандидата будут работать другие люди, то пусть он потом не обижается на отсутствие популярности.

Москалевич Елена, Брест:

Будут ли проводиться экзит-пулы, и кому разрешат это делать?

Лидия Ермошина:

Да будут. Все организации, которые аккредитованы в специальной комиссии при Национальной академии наук Беларуси имеют право это делать. Обычно работают три-четыре организации. К нам уже обратился центр EcooM. Это организация, которая последние несколько лет постоянно сотрудничает с Центральной избирательной комиссией и является официальным партнером ЦИК. Кроме того, я знаю, что лицензию получает и вполне возможно получит социологическая группа от Белорусского республиканского союза молодежи. Плюс ко всему, есть ряд российских социологических служб, которые тоже будут работать. Должны приехать из Украины. Так что экзит-пулы будут осуществлять не менее пяти организаций наших и зарубежных. Их опросы дают только достоверную и четкую тенденцию, они не могут давать результаты, так как результат — только подсчет голосов. Мы можем рассуждать как обыкновенные граждане, но это будут всего лишь наши личные рассуждения, а это все-таки опрос какого-то определенного количества граждан. Вместе с тем, эту тенденцию мы можем получить уже в середине дня, 19 декабря, когда у нас подсчитаются, и это самые достоверные сведения, участки для голосования, образованные в воинских частях, санаториях и больницах. Так называемые участки с закрытыми списками избирателей. Как только проголосовали все избиратели, включенные в список, можно подсчитывать. Часам к 12 дня уже будет ясна картина. И если территория воинской части не очень показательна в этом отношении, то больничные участки представляют все слои населения.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here