Поводов для встречи с руководителем тренерского штаба «Торпедо» было, на мой взгляд, немало. Не стану их сейчас перечислять, потому что обо всём вы сможете прочесть в нашем с Александром Бразевичем интервью…

Во время матча с БАТЭ Бразевич волновался больше всех
Во время матча с БАТЭ Бразевич волновался больше всех

1. Александр Вячеславович, как Вы обычно представляетесь людям, когда хотите произвести на них впечатление? Допустим, что в настоящий момент это читатели нашей газеты…

– Если знакомимся, просто представляюсь по имени, должности не называю. Да и не припомню что-то, когда у меня возникало желание произвести на кого-нибудь впечатление.

– Даже на чиновников из УЕФА или из нашей федерации футбола?

– Тем более…

2. Кем Вы видели себя в своих детских мечтах, и как это менялось в процессе взросления?

– Вначале, естественно, космонавтом, как и почти все мальчишки в моем детстве. Потом – хоккеистом, кстати, вполне реальная мечта, если бы для этого в моих родных Поставах (райцентр в Витебской области) имелись соответствующие условия. Все дальнейшие мечты тоже связаны со спортом. Я понимал, что профессионально заниматься хоккеем – недосягаемо, а вот футбол – более приемлемый вариант. Есть поляна, мяч… Правда, футбольная школа в Поставах тогда также отсутствовала.

3. Кто повлиял на выбор Вашего жизненного пути, то есть на то, чтобы Вашим видом спорта стал именно футбол, а профессией – тренерская работа?

– Любой человек, кем бы он ни являлся на данный момент, обязательно вспомнит родителей. Я не скажу, что родители уговаривали меня заниматься футболом – у меня всегда была сумасшедшая страсть к этому виду спорта. Самое главное – они разделяли ее. Правда, я успевал еще и неплохо учиться в школе, что они требовали в первую очередь, хотя понимали: футбол – это святое.

Уже переехав в Минск, я попробовал свои силы в команде «Атака-Аура», которая не чужая для «Торпедо» в силу того, что там долгое время работал Яков Михайлович Шапиро, известный всем жодинским любителям игры №1. При Шапиро я некоторое время играл в «Атаке». Точнее, пока были во второй лиге, это получалось, а дальше стало тяжеловато. Потом понял, что выше головы не прыгнешь, потому что мне не хватало той школы – детской. Параллельно Яков Михайлович убеждал меня в наличии тренерских перспектив и долго уговаривал начать тренировать детей. Но в 20 лет зарабатывать хотелось, быстрее успеть что-то в жизни. Уходил из футбола, затем возвращался. Но всегда в душе оставался осадок от слов Шапиро, который умел зажечь людей собственной идеей, донести ее до любого собеседника, заставить поверить свято.

Впрочем, получилось, как он сказал. Окончательно я занялся тренерской работой уже в МТЗ-РИПО, где начал готовить юношей 1990 года рождения. С ними дважды становился призером юношеского чемпионата страны. Семь человек из этого состава попало в юношескую сборную, которую тренировал тогда Андрей Зыгмантович. Я помогал ему в качестве ассистента. С командой мы дошли до элитного раунда чемпионата Европы, где тоже выступили довольно успешно: обыграли в гостях Турцию, уступив путевку в финал лишь голландцам.

Когда главным тренером МТЗ-РИПО стал Эдуард Васильевич Малофеев, с которым у меня сложились прекрасные отношения, то постепенно подтянул меня в первую команду. Я благодарен этому легендарному человеку за то, что он для меня сделал и в футболе, и в других моментах. Буду предан ему всю жизнь. Конечно, это никоим образом не повлияет на отношения наших команд на поле.

Затем главкомом назначили Зыгмантовича, и я стал его ассистентом. Мы проработали полсезона, после чего учредитель и владелец клуба Романов предложил повышение – поучаствовать в Лиге чемпионов вместе с футбольным клубом «Каунас». Уехали в Литву, оставив МТЗ-РИПО на втором месте, причем в своем последнем туре обыграли в гостях БАТЭ со счетом 0:3.

За два года в «Каунасе» в качестве ассистента становился два раза чемпионом страны, обладателем Кубка Литвы, впервые в истории литовского футбола – обладателем Кубка Балтийской лиги. Дважды участвовали в Лиге чемпионов. Во второй год лишь в последний отборочный раунд не прошли, перед тем выбив из розыгрыша шотландский «Глазго Рейнджерс». Затем в связи с финансовыми трудностями последовало решение сделать «Каунас» чисто литовским, собрав в нем молодых игроков и тренеров.

Месяца через два-три меня пригласили уже главным тренером в другой клуб – «Таурас» из Таураге. Когда я приехал в команду, в ее активе было пять очков за семь туров, при мне еще в семи набрали четырнадцать. И тут мне поступило предложение из терпящей бедствие «Сморгони». Честно говоря, промыкавшись более трех лет без семьи, трудно было от него отказаться, хотя в «Таурасе» всё складывалось хорошо. Ну а про «Сморгонь» вы, наверное, наслышаны, поэтому не будем повторяться.

4. Появись возможность начать всё сначала, изменили бы что-нибудь в своей жизни?

– Постарался бы избежать того «метательного» периода, о котором я говорил. Когда Яков Михайлович предложил работать с ребятами, надо было ни на мгновение не расставаться с футболом. Теперь жалею о потерянном времени, ведь с первого дня мог впитывать в себя как губка тренерские премудрости. Футбол – великая игра, и каждый миг, проведенный в ней, для меня ценен.

5. Каково Ваше кредо как тренера?

– Мне импонирует разумная агрессия с хорошим проявлением силы, характера, скорости, когда команде-сопернице не позволяется на поле даже дышать свободно, отчего она чувствует себя слабейшей. Но это эталон, к которому следует стремиться. А еще огромный пласт работы, и чтобы перевернуть его, требуется немало времени.

6. Вы тренировали литовские команды, чем их чемпионат отличается от нашего?

– В первый год, когда мы туда уезжали, их чемпионат был точно не ниже нашего. Нас впечатлил более плотный и быстрый футбол. Там крутились неплохие финансы, поэтому присутствовало достаточное количество квалифицированных легионеров. В «Каунасе» играл бразилец Рафаэль Лидесма, известный по выступлению за МТЗ-РИПО, ныне «Партизан». Очень яркий футболист. Игрок сборной Сенегала Паскаль Менди, защищавший цвета московского «Динамо». Три или четыре парня из национальной команды Литвы. Были люди из Аргентины, Уругвая и т.д., которых привлекли в Прибалтику высокие заработки. Характерной же чертой их футбола, кроме атлетичности, являлась некая схематичность. Скажем так: лидерам всегда было тяжело обыгрывать аутсайдеров, имеющих худший подбор игроков, потому что литовские команды очень организованно и самоотверженно играют в обороне. А еще одно отличие: футбол там любят меньше, чем у нас, ведь игрой №1 является баскетбол. Отсюда и уровень «боления»: только на решающие матчи чемпионата или финал Кубка могло собраться тысячи полторы человек, среди которых значительную долю составляли специалисты.

7. Какая формула проведения чемпионата Беларуси, на Ваш взгляд, наиболее приемлема и почему?

– Об этом я еще не отзывался в прессе, потому что считал неуместным обсуждать то, что принято всеми вместе, в том числе и тренерами. Не буду и сейчас говорить, 16, 14 или 12 команд должно быть в высшей лиге. А вот если остановились на 12-ти, то формула в три круга кажется мне не совсем идеальной. Наверное, больше подошел бы шотландский вариант, когда на заключительном этапе команды делятся на «шестерки». Да и сам календарь мне не очень нравится: не совсем правильно, находясь не в идеальной форме, играть через три дня на четвертый, а на финише – с появлением моральной усталости от футбола – в недельном цикле. Как мотивировать игроков целую неделю тренироваться, когда они готовы к играм? Логичнее было бы делать это сейчас, чтобы к лету, к Еврокубкам, выйти на пик формы.

8. Каким в цифрах должен быть бюджет футбольного клуба высшей лиги для того, чтобы реально претендовать на медали чемпионата?

– Не думаю, что всё здесь измеряется цифрами, ведь в футболе нет алгоритма ни для побед, ни для того, чтобы повесить медали на шею… ни для чего. Думаю, многое зависит от того, на каком этапе развития находится клуб. Если хороша детско-юношеская школа, как в МТЗ-РИПО, то можно создать команду из доморощенных игроков, которые, я уверен, со временем заиграют, причем за небольшие деньги. Нам же нужен больший бюджет, потому что есть проблемы в этой сфере, которую, несомненно, следует развивать.

9. Разъясните, пожалуйста, что такое диплом УЕФА серии «А», серии «В», и почему Вас нельзя официально называть главным тренером «Торпедо»?

– Есть требования УЕФА, которые дошли и до Беларуси. Что касается меня, то в «Каунасе», пока Зыгмантович учился сначала на категорию «А», затем – на «PRO», то есть отсутствовал подолгу, как первому ассистенту мне приходилось работать с командой. В общем, у меня просто не было временных возможностей получить все эти лицензии. Но, думаю, в течение года ситуацию исправить.

10. Какой Вы видите свою нынешнюю команду в ближайшей перспективе?

– У нас есть потенциал, и главная задача – его раскрыть. Потенциал этот заключается в том, что собрались всего месяц назад и смогли спокойно разобраться, переиграв по сумме двух матчей со счетом 5:1, с одним из лидеров чемпионата – новополоцким «Нафтаном». А ведь есть куда еще прибавлять как в игровом плане, так и в плане уверенности в своих силах, чтобы не задавил груз ответственности, как это случилось во второй встрече с ДСК. У нас собрался достаточно хороший коллектив – имеется ряд молодых игроков и людей поопытнее с лидерскими характерами, составивших костяк, из которого можно лепить команду.

11. Гуса Хиддинка до проигрыша сборной России Словении в СМИ называли «везунчиком», а выход в финал Кубка Беларуси тренируемого Вами «Торпедо» – это тоже везение или что-то иное?

– Могу сказать точно, что не везение. Это было бы нечестно по отношению к ребятам.

12. Предстоит выступление в Лиге Европы: задача минимум и задача максимум, которые лично Вы поставите перед командой?

– Мы туда только попали, поэтому рано ставить задачи. Надеюсь, что у нас всё будет нормально в финансовом плане, и точечно мы сможем усилиться, ведь команда впервые в своей истории выходит в Еврокубки. Перед их началом будет трехнедельная пауза, в течение которой мы сможем готовиться отдельно. Я дважды участвовал в Лиге чемпионов и скажу, что страшного там ничего нет. Играть можно с кем угодно, при соответствующем отношении, конечно. Нашим ребятам это тоже по силам.

13. А такой очень важный для болельщиков вопрос: где «Торпедо» будет проводить свои домашние матчи в рамках Лиги Европы, обсуждалось ли это с учредителями?

– Думаю, всё возможное, если это реально в течение трех месяцев, оставшихся до старта отборочных раундов Лиги, город, БелАЗ, клуб сделают, чтобы мы играли дома. А если не получится, будем искать другие варианты, дабы максимальное количество жодинских болельщиков, которые того заслужили, смогли присутствовать на этих матчах.

14. Теперь вопрос личного характера: расскажите, пожалуйста, о своей семье.

– Моя жена Лариса тоже из Постав. Познакомились мы с ней в седьмом классе, а уже в восьмом – могу приоткрыть завесу тайны – я влюбился. Практически с первого взгляда. И по сей день мы вместе. Двадцать лет, как говорится, живем душа в душу – по крайней мере, очень близко к этому понятию. Естественно, как и в любой семье, бывают разные дни: случаются трудности и яркие положительные события. Всё, что укладывается в мое понимание нормальных семейных отношений, у нас существует. Прекрасные дети, на мой взгляд: неглупые, здоровые – это самое главное. Сыну Артему – 13 лет, а дочери Алине – шесть. Сын учится, спортом занимался в разное время разным, но как-то ни к чему особо не прикипел, а я заставлять не стал. Дочка в этом году пойдет в школу. Все за меня страшно переживают, что для меня очень важно.

15. Есть ли у Вас любимое занятие помимо основной деятельности?

– Люблю быть с семьей. Нравится читать, но ловлю себя на этой мысли только, когда беру книгу в руки. Думаю: «Почему я редко читаю, ведь это действительно интересно?» Аналогична ситуация и с музыкой. А если из общечеловеческих страстей, то очень люблю рыбалку во всех ее проявлениях – и саму рыбную ловлю, и времяпрепровождение там, и процесс общения с друзьями. Но, к сожалению, времени не всегда хватает. Тем не менее, периодически стараюсь вырываться туда, чтобы хоть немного отвести душу.

16. Какое событие в своей жизни считаете самым ярким?

– Ярких событий личного характера было много. Но сейчас мы говорим о футболе. Поэтому хочу рассказать о своих ощущениях, когда вышел в качестве ассистента на разминку против «Глазго Рейнджерс» там, у них. Видел снисходительные улыбки, слышал свист трибун. На наш выход на поле 68 тысяч болельщиков прореагировали в едином порыве. Будто открываешь дверь в парилку, а на тебя жаром пышет. Примерно такой была температура той игры. И когда мы этот клуб с богатейшей историей и достижениями прошли, ощущения вообще описанию не поддаются. Любая победа ценна, но это яркое спортивное впечатление запомнилось мне на всю жизнь. Очень хотел бы, чтобы нечто подобное повторилось и в Жодино.

17. Главный тренер команды, выступающей в высшей лиге, по нашим меркам – это немало, то есть Вы достигли в жизни, в своем деле определенного успеха, поделитесь с читателями «формулой успеха»?

– Я бы не сказал, что это успех. Во многих моментах мне просто сопутствовала удача. А посоветовать могу лишь одно: обязательно нужно любить то, чем ты занимаешься, и если вдруг начинаешь понимать, что это тебе не нравится, не стоит обманывать себя и других. На мой взгляд, это верно для любой профессии.

Беседовал Дмитрий БУЛАЙ

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here