Великая Отечественная не обошла стороной ни одну белорусскую деревню, ни один дом. Огненным вихрем она ворвалась и в семью Алексея Курсевича, уроженца деревни Россошное. Здесь до сих пор помнят, что натворили оккупанты в годы лихолетья.

Когда летним вечером жители Россошного собираются возле хаты деда Алеши (его еще называют Петровичем), они вспоминают о военном детстве, погибших отцах, расстрелянных партизанах, о том, как сестер угоняли в Германию.

Из рассказа Алексея Курсевича:

– Помню, как немцы согнали партизанские семьи в сарай. Дети плакали. Люди чувствовали, что с ними будет. Всех сожгли. Никто не уцелел. Это было жутко. Мой отец, за плечами которого была Финская война, помогал партизанам. Помню, как они приезжали к нам по ночам, чтобы пополнить запасы еды, получить от отца сведения о вражеских силах. Потом он ушел на фронт. Мама осталась одна с четырьмя  детьми без помощи и поддержки. А жили мы в землянке, так как дом наш был сожжен. Нелегко жили. Но не покидала надежда, что скоро с войны вернется отец и станет легче. Увы, беда не обошла наш дом – мы получили похоронку. Мне было четырнадцать лет, когда я начал строить дом для своей семьи. Об отце было известно, что погиб он в Восточной Пруссии. А где покоится его прах, не знали. Было очень горько осознавать, что мы не можем поехать на его могилу, поклониться ему, отвезти горстку родной земли.

Семья начала поиски: написали в архив, обратились в военкомат. И вот пришло сообщение о том, что Петр Федорович Курсевич похоронен в Восточной Пруссии в деревне Кляйн-Швейшикен, могила № 139. Чтобы уточнить место захоронения, обратились в архив Калининградской области. Вскоре оттуда позвонили и сообщили, что прах Петра Курсевича был перезахоронен в братскую могилу в селе Калинино Нестеровского района.

Как только семья узнала об этом, дед Алеша засобирался в дорогу. Внуки тоже решили ехать с ним.

Рассказывает Алексей Курсевич:

– Утром 9 мая поезд остановился в небольшом городке Знаменске, где нас на машине встречали знакомые, чтобы сразу поехать на братскую могилу в село Калинино. Проезжая мимо населенных пунктов Калининградской области, в каждом из них мы видели братские могилы. Останавливались, читали фамилии, офицерские звания. Сколько людей погибло! Сколько крови пролито! Поистине, каждый клочок этой земли полит ею.

Пока ехали, Петрович вздыхал, волновался, с нетерпением ждал встречи. И казалось ему, что увидит он живого отца, молодого и бравого солдата, с которым простился много-много лет назад.

Наконец деревня Калинино. Братская могила в яблоневом саду в центре села. На одной из плит выбита фамилия Петра Курсевича. Сын подошел к плите, стал на колени и сказал: «Здравствуй, отец! Я так долго ждал этой встречи с тобой! Если бы ты знал, папа, как трудно мне жилось без тебя…»

О той поездке вспоминает жена Алексея Курсевича – Валентина:

– Мы все плакали… Люди, собравшиеся здесь, тоже вытирали слезы. Подошел ветеран, искалеченный войной, пришли представители местной администрации, собрались жители села. Все стояли, опустив головы. Наши сыновья положили на могилу деда цветы, высыпали привезенную родную землю. Встреча была незабываемая. Мы еще долго стояли у братской могилы. Что порадовало: захоронение ухоженное и досмотренное, о нем заботятся жители села. Уезжали мы оттуда счастливыми: сын нашел отца, внуки – деда. Теперь мы знаем, где покоится прах Петра Курсевича. Уверены, что поедем туда еще не раз. Спасибо калининградцам, которые ухаживают за могилами погибших. Пока люди это делают, герои Великой Отечественной войны не забыты.

Записала Лилия АЛЕХНОВИЧ

 

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here