Почти три десятилетия минуло с того дня, как советские солдаты покинули территорию Афганистана. Для Александра Толмачева момент вывода войск запомнился особенно: офицер-связист и его сослуживцы были в числе тех, кто отвечал за бесперебойную связь при переходе советских войск через границу. Казалось, самое страшное  позади. Хотя уже тогда всем было ясно, что война с выводом советских войск не прекратится. И служба на границе с таким соседом будет по-прежнему напоминать зону боевых действий.

Александр Толмачев родом из Жодино. После окончания СШ № 4 поступил в Полтавское высшее военно-командное училище связи. Получив звание лейтенанта, попал служить в Краснознаменный киевский военный округ в бригаду связи (город Гастомль). И почти сразу был отправлен в Чернобыль на ликвидацию аварии на АЭС. Шел 1986 год.

– Наша задача состояла в том, чтобы обеспечить связью оперативную группу руководства с войсками в любой точке 30-километровой зоны отчуждения вокруг АЭС. Задание было очень ответственным, так как от него зависела оперативность и слаженность действий ликвидаторов. Это был месяц очень напряженной работы. Спали урывками, прямо на рабочих местах. Ведь задачи в Чернобыле выполнялись и днем, и ночью, и слов «нет», «не могу» не существовало. Мы находились в километрах восьми от реактора. Еще «горячее» было у тех, кто работал непосредственно на территории станции. Даже нам было достаточно месяца, чтобы «хватануть» предельно допустимую дозу. Там же отсчет шел на дни. Чем запомнился Чернобыль? Это обыкновенный районный центр: площадь, пару административных зданий, несколько пятиэтажек, остальное – частный сектор. И вот идешь по улицам городка, а кругом буйные заросли. Бездомные голодные коты и собаки… Жутко было.

После Александр Толмачев вернулся в Гастомль, в свою бригаду связи. Здесь его ждали жена с маленьким сыном. А через полгода новое назначение: место службы – Афганистан.

– Приказ есть приказ. Отказаться в то время было невозможно, это было не по-мужски. Нашему сыну был год, жена без работы, квартира – съемная. Пришлось их отправить в Жодино, поближе к родным. А меня ждал Ташкент, Кабул, Шинданд. Улетали на ИЛ-76. Надели парашюты, показали нам за что дернуть, если понадобится, но мы понимали, что они не спасут, если в самолет попадет стингер. 

Когда подлетели к Кабулу, самолет стал кружить над аэродромом, сбрасывать противоракетные тепловые ловушки, таким образом «отвлекая» стингеры. Сразу почувствовал, куда лечу. На войну…

Лейтенант-связист Александр Толмачев без малого год пробыл в Афганистане. Служба проходила в Шинданде – здесь дислоцировалось много воинских частей. Командиром дивизии в то время был Грачев – известный позже генерал.

– Жара неимоверная. Не менее 40 градусов. Кругом – горы, пустыня. Я попал в 28-й реактивно-артиллерийский полк, который на тот момент был самым мощным в Союзе. На вооружении стояли «Ураганы» – своего рода современные «Катюши», самоходные пушки 152-го калибра. Я командовал радиовзводом. В мои обязанности входило обеспечение круглосуточной радиосвязью всего подразделения. Ответственность колоссальная.

Не зря говорят, что «связь – нервы армии». Ни один военный человек с подобным высказыванием спорить не станет. Это – аксиома.

Александр Толмачев о молодых солдатах-срочниках:

– Приходит экипаж в три часа ночи с задания. Спать не идет никто: заправляются ГСМ, продуктами, может немного перекусят. После этого начинают перебирать машину. Могут сутки-двое не спать, пока все не сделают. И только потом – отдых. Представить такое трудно, когда речь идет о 18-20-летних парнях. Настолько война дисциплинирует. Там другая реальность.

Об отношениях с местными:

– Поражала нищета. Еще перепады погоды: холод, жара, ветер. Дрова на вес золота, жуткая неустроенность. Афганцы в галошах на босу ногу, чумазые дети… Но вскоре сочувствие сменилось осторожностью: мирные жители, любезно улыбающиеся тебе днем, ночью могли стать злейшими врагами.  Помню случай. Подошел афганец, хорошо говорит по-русски… Вдруг ловлю его взгляд, направленный мне за спину. Оборачиваюсь, а, пока он отвлекает меня, в кузове машины орудуют трое парней.

Момент вывода войск Александру запомнился особенно. Это было не только ответственное задание, но и радостное для всех событие. Ведь за Амударьей ждала мирная жизнь, семья, счастье. После Афганской войны молодой лейтенант вернулся в свою воинскую часть. А вскоре СССР не стало. Многие военные уехали в свои республики. Александр Толмачев нашел применение своим силам и знаниям в родной Беларуси – служил в 62-м центральном узле связи Министерства обороны Республики Беларусь. Он из тех, кто служил честно, а место службы менял нечасто.

Позже в Жодино семья получила квартиру. Возвращение в родной город для Толмачевых было радостным событием. Да и все складывалось хорошо. Сегодня подполковник запаса  Александр Толмачев продолжает трудиться на автомобильном заводе, а жена Людмила – директор женской гимназии – человек в городе известный.

– В последние годы неоднократно предпринимались попытки принизить героизм воинов-афганцев, переложить на их плечи ответственность политиков за ход и исход девятилетней необъявленной войны. Думаю, это, по меньшей мере, безнравственно. И что бы о той войне ни говорили политики, общество должно помнить тех, кто с достоинством вынес испытания, – в этом твердо убежден Александр Толмачев.

Лилия АЛЕХНОВИЧ

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here