В марте 2013 года в Жодино на базе городской поликлиники был открыт кабинет заместительной метадоновой терапии (далее ЗМТ). Ежедневно, в том числе и в выходные дни,  наркозависимые пациенты приходят сюда, чтобы получить  наркотическое вещество. В течение последних лет в Беларуси в рамках сотрудничества Министерства здравоохранения нашей страны с Глобальным фондом борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (в рамках Программы развития ООН), открылось более 19 подобных кабинетов. Они действуют в городах с наибольшим распространением опиоидной наркомании и ВИЧ-инфекции – Минске, Гомеле, Светлогорске, Жлобине, Мозыре, Солигорске, Слуцке, Бобруйске, Пинске, Полоцке, Борисове. Какие задачи выполняет кабинет сегодня? Сколько человек проходят ЗМТ? Каким образом организовано лечение? Об этом рассказывает заведующий психонаркологическим отделением ЦГБ, врач психиатр-нарколог Александр Мищенко.

– Заместительная метадоновая терапия успешно зарекомендовала себя более чем в 70 странах. В чем суть данного метода?

– Наркоману с диагностированной наркозависимостью от опиоидов предлагается специально для него подобранная дозизовка официально разрешенного к применению метадона. Дозировка препарата определяется строго индивидуально для того, чтобы снять у больного симптомы отмены героина, но не допустить при этом наркотического опьянения. Результатом ЗМТ становится нормализация психического и физического состояния пациентов, восстановление социальных связей, трудоустройство. И что важно, значительно снижается риск распространения ВИЧ-инфекции, гепатитов, туберкулеза и других социально-опасных болезней, распространяемых инъекционным путем.

– Сколько жодинцев в программе?

– На сегодня 16 человек. За последний год принято в программу четыре человека, исключено – три. Причины разные, в том числе и лишение свободы. Цифра, казалось бы, небольшая, но за ней – судьбы людей.

– Как попасть в программу?

– Для этого люди проходят достаточно серьезный отбор, который проводится по показаниям, описанным в соответствующих документах Министерства здравоохранения. При приеме метадона пациенты обязаны отказаться от употребления опиоидов, что подтверждается регулярными анализами, тестами. Если лабораторные исследования подтверждают прием веществ без назначения врача, пациент исключается из программы. Конечно, человек должен хотеть избавиться от зависимости. Насильно никого нельзя заставить лечиться.

– Есть ли среди ваших пациентов ВИЧ-инфицированные?

– Да, есть. Следует понимать, что метадоновая терапия выполняет множество задач, в том числе предполагает и взаимодействие с различными спе-циалистами. Иными словами, осуществляется мультидисциплинарный подход в ведении таких пациентов. И помимо решения сугубо медицинских вопросов, пациенту окажут также социально-психологическую помощь и будут поддерживать его даже после выхода из программы.

Приведу пример. Один из наших пациентов получает лечение от ВИЧ-инфекции и туберкулеза. Если бы он не находился в программе, то употреблял бы наркотики, подвергал бы риску заражения опасными неизлечимыми болезнями других людей. Да он просто умер бы спустя короткое время. Благодаря всесторонней поддержке он жив и не несет угрозы заражения окружающих.

– Бывает, что пациенты срываются, уходят из программы?

– Такое иногда случается. Есть те, кто делал попытку выйти из программы, не полностью восстановившись, но они, как правило, возвращались обратно. Почему? Люди понимали, что очень быстро опять могут  вернуться к тому состоянию, в котором находились, и просятся обратно. За все время только два человека не вернулись в программу. Причем, один из них периодически обращается за оказанием психотерапевтической помощи. Употребление наркотиков отрицает.

– Не просят ли пациенты увеличить дозу метадона, чтобы получить кайф?

– Когда программа только начиналась, попытки такие были. Но очень скоро пациенты поняли, что это лекарственное средство не доставляет эйфории, как, к примеру, опиаты, введенные внутривенно. Наоборот, передозировка вызывает сонливость, невозможность осуществлять те функции, которые вменяются в семье, на работе. Более того, если человек, принимающий метадон, постарается получить кайф, уколовшись опиатами, то не получит желаемого эффекта. Дело в том, что метадон занимает все рецепторы и эйфория невозможна.

– Какая выгода для государства в открытии кабинетов ЗМТ? Вы, как специалист, признаете такую программу?

– Исследования, которые проводились в  Беларуси, показали, что каждый доллар, вложенный в программы ЗМТ, экономит от 8 до 11 долларов. Это происходит за счет снижения уровня безработицы, уменьшения распространения заболеваний и ухода наркозависимых людей из криминальной среды.

За четыре года действия программы среди пациентов ЗТМ не выявлено ни одного нового случая ВИЧ-инфекции.

Все они трудятся, из них более                        60 %  имеют постоянное место работы. После перехода на заместительную терапию метадоном у наркозависимого падает криминальная активность. Он не ворует, чтобы добыть наркотик, снижается статистика краж и грабежей. Польза для общества очевидна. Ее признаю не только я. За ЗМТ правоохранительные органы, медики – все, кто видит ее эффективность. Когда программа начала реализовываться в Беларуси, министр здравоохранения сказал, что даже если мы поможем одному человеку, то это уже оправдано.

– Слышала, что пациенты опасаются, что может прекратиться финансирование программы и она закроется?

– Этого не произойдет. В настоящее время осуществляется переход на финансирование программы государством, местными бюджетами. Механизм отлажен, а потому есть уверенность, что ЗМТ будет продолжена.

Ведь если говорить о стоимости метадона, то она невысока, а кабинеты уже функционируют. То есть затраты на ЗМТ несоизмеримы с теми рисками, которые существуют при бесконтрольном отношении к проблеме.

– Что происходит с людьми после выхода из программы?

– После отмены метадона и избавления от наркозависимости необходима реабилитация, которую проводят в государственных и частных учреждениях.

Ее можно пройти в Минском клиническом центре психиатрии и наркологии, отделении «Исток», РНПЦ психического здоровья. Курс составляет два месяца. В этом направлении работают и негосударственные общественные организации, в составе которых бывшие наркопотребители. Они работают по программе «12 шагов». Эта модель является наиболее распространенным методом реабилитации зависимых людей в мире. Принципы программы используются как в амбулаторных, так и в стационарных центрах реабилитации государственными и общественными организациями. Сама модель впервые была разработана для работы с зависимыми от алкоголя.

  

 Портрет пациента программы ЗМТ в Жодино

ЗМТ получают взрослые люди в возрасте от 29 до 49 лет. Из них 11 мужчин, пять женщин. Из всех участников программы три человека из категории семей, находящихся в социально-опасном положении: семейная пара воспитывает одного ребенка, женщина – двоих детей.

Из 16 пациентов у восьми имеются дети.

 

Лилия АЛЕХНОВИЧ

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here