Он появился в Жодино внезапно, в последний день летнего периода дозаявок, когда казалось, что состав команды «Торпедо-БЕЛАЗ» больше уже не претерпит никаких изменений. Через три недели фамилия 23-летнего российского голкипера Ивана Коновалова уже значилась в протоколе матча с «Неманом», а в следующем, домашнем поединке с «Городеей» он вышел в стартовом составе и провел свою первую игру за автозаводцев. Самое время познакомиться поближе.

У нового торпедовского вратаря не только характерное русское имя, но и внешность под стать – высокий рост, широкие плечи, открытый взгляд. Ни дать ни взять – былинный богатырь! Может быть, такие и встречались среди его предков, или были в роду известные воины, знаменитые спортсмены?

– Как и большинство людей того поколения, дедушки, бабушки спортом занимались, но не на профессиональном уровне, – развенчивает красивую легенду Коновалов. – Папа тоже играл в футбол, но далеко не пошел, потому что начались девяностые годы, людям было не до этого. Мама занималась фигурным катанием в спортшколе ЦСКА, но получила травму и после этого закончила.

Ваня лет с пяти начал ходить на футбол в родной Балашихе, а в семь лет родители повезли его в московский «Спартак» – тогда это была просто СДЮШОР, а позже и до настоящего времени – академия «Спартак» имени Федора Черенкова. Тренер, ныне покойный Валентин Гаврилович Ивакин сразу спросил у мальчишки, кем тот хочет быть. Никто не ожидал, что парнишка ответит: «Вратарем», сейчас Иван и сам затрудняется сказать, почему в тот момент сделал такой выбор. А Валентин Гаврилович сам был вратарем, в пятидесятых играл за «Спартак», поэтому у него сразу глаза загорелись: «Оставляйте!».

С пятнадцати лет Коновалов уже тренировался с дублем «Спартака», в шестнадцать стал попадать в состав. Через год закончился контракт, предложили продлить, но перспектив в ближайшее время попасть в основной состав Иван не видел, поэтому поехал в пермский «Амкар». В Перми стал играть за дубль, через три месяца уже тренировался с первой командой, несколько раз даже попадал в заявку на матчи. По истечении срока действия двухлетнего контракта предложили новый – уже на пять лет, но в команде на тот момент было два взрослых вратаря, еще одного собирались подписать. Тем более, «Амкар» – команда, которая практически постоянно борется за выживание, и шансы молодому вратарю здесь вряд ли предоставили бы. И Коновалов отправился дальше – в «Севастополь».

– Изначально я поехал в другую крымскую команду. Тогда Крым еще только вошел в состав России, и команды полуострова пригласили выступать во второй лиге. Обещали, что буду регулярно играть, деньги неплохие, тепло опять же. Но в итоге из пяти крымских команд во вторую российскую лигу взяли только три, и та команда, в которую меня приглашали, в этот список не вошла. А в последний день, когда часть футболистов уже разъехалась, тренер предложил сыграть товарищескую игру с «Севастополем». Я согласился, а после матча ко мне подошел президент «Севастополя»: «Как ты смотришь на то, чтобы остаться у нас?». Говорю: «Я только за!», и через два дня уже тренировался с новой командой, а вскоре и заключил контракт.

Все было хорошо, все меня устраивало, но не прошло и половины сезона, как из-за политических разногласий УЕФА запретил крымским командам выступать в россий-ском первенстве. Было очень обидно: «Севастополь» – достойная команда, игравшая в украинской Премьер-лиге, с хорошим стадионом, базой, замечательными болельщиками. Но играть на первенство Крыма – это уже совсем не то. Доиграть сезон мне удалось в другой команде второй лиги – «Астрахани», а потом агент предложил мне попробовать себя в Сербии.

Долго не раздумывал: поиграть за границей хотелось, да и Сербия – не последняя футбольная страна, множество сербских футболистов выступает по всей Европе. Преодолев бумажную волокиту, Иван оказался в клубе «Раднички» города Ниш. Поначалу, говорит, тренер смотрел на него с недоверием, вводить в состав не спешил, но россиянин упорно добивался своего.

Спрашиваю у Ивана, сильно ли мешал языковой барьер, ведь вратарь в команде – самый «говорящий» игрок, его подсказки партнерам необходимы.

– Я уже за первую неделю выучил слова, которые нужны на поле: «сзади», «справа», «слева», «встречай»… Еще английский знал, но на нем там практически никто не разговаривал. За месяц я более-менее освоил сербский, через два – уже нормально мог изъясняться. Скажу так, что на поле этого словарного запаса хватало даже с лихвой. Так что эту сложность преодолел достаточно быстро.

– Кстати, а как сейчас у вас проходит взаимодействие с ивуарийцем Аффи? Его словарного запаса хватает? Все-таки вратарь и центральный защитник – ближайшие партнеры…

– Безусловно, коннект должен быть. Пока еще Янику тяжеловато, но он многое уже начинает понимать, ходит к учителю. Так что, думаю, скоро никакого барьера не будет.

Первый год в Сербии Коновалову было непросто. Со стороны тренера не было доверия. Иван работал на тренировках, хорошо показывал себя в товарищеских играх. Однако в официальных матчах он все так же сидел на скамейке. Однажды основной вратарь получил по ходу поединка травму, и Иван вышел на замену, на двадцать минут. Игра была важная, завершили ее «всухую», но… Это был завершающий матч первого круга, за ним – пауза, в ходе которой конкурент на место в воротах наверняка восстановится, и что будет дальше? После мини-сбора, который команда провела в Китае, Иван подошел к главному тренеру: «Имею предложения от других команд, президент клуба не против, чтобы я ушел. Отпустите?». Но тренер заверил: нет, ты мне нужен, я на тебя рассчитываю. Тем не менее, второй круг россиянин вновь провел на скамейке запасных. И лишь потом, когда основного вратаря команды продали в Данию, Коновалов получил свой шанс.

– Новый чемпионат я начал в основном составе, провел пять игр, а после встречи с «Црвеной Звездой» мне вдруг заявили: «В следующем матче ты не играешь. Ты не виноват, что мы проиграли, но…». Потом уже мне сказали, что причины этому были не футбольные, хотя мне-то от этого не легче. Три месяца просидел, а потом поступило предложение от другой сербской команды – «Бачка». Раздумывал неделю, не меньше. Хотя несколько раз звонил сам тренер, убеждал, но после такого опыта с «Радничками», понятно, опаска была. В итоге я все же перебрался в «Бачку», провел за нее почти все игры, команда выполнила задачу сохранения места в Суперлиге, даже с запасом, так что все вышло неплохо.

– Расскажи вообще о первенстве Сербии. Мы знаем, что много сербских футболистов играют за границей, в том числе и у нас, в Беларуси, они на видных ролях. А что происходит в их чемпионате?

– В Сербии не так просто живется – зарплаты в стране небольшие, поэтому все хотят за счет спорта, за счет футбола куда-нибудь уехать и заработать денег. Задача любого сербского футболиста – показать себя во внутреннем чемпионате, чтобы его пригласили в заграничный клуб. И, действительно, как только появляется заметный игрок, его сразу забирают. На матчах регулярно присутствуют селекционеры из европейских клубов.

– Помимо футбола, в жизни сербов заметил какие-нибудь особенности?

– Обратил внимание на то, что в сентябре-октябре сербы в массовом порядке уезжают на работу за границу. Возвращаются в апреле, заработав денег, и четыре-пять месяцев ничего не делают, отдыхают. В том же Нише, где играют «Раднички», триста тысяч населения, и летом все кафе с десяти утра до часу ночи забиты. Люди сидят, общаются, читают газеты, пьют кофе. Когда я в первый раз вышел прогуляться по городу, меня это поразило: двенадцать часов, понедельник – а народ вовсю пиво пьет. Думаю: «Да ладно! А работать как же?» Потом уже узнал про их сезонный уклад.

– Ты мог бы остаться в Сербии?

– Только если пригласили бы в команду из первой шестерки, чтобы биться за какие-то трофеи, все-таки хочется не просто играть, но и добиваться результата. А сама страна меня устраивала. Там очень доброжелательно относятся к русским, просто идеально. Едва заслышат русскую речь – сразу подходят: «Брат! Ты наш брат!» Готовы пригласить домой незнакомого человека и накрыть для него шикарный стол.

«Бачка» предлагала Коновалову новый контракт, но ему хотелось большего. Как раз возник вариант просмотра в ЦСКА, и Иван вернулся в Москву. Целый месяц тренировался у Гончаренко, проникался «армейским духом». Отмечает, насколько четко все поставлено в клубе, нацелено на результат. Близилось завершение трансферного окна, агент голкипера уже вел с руководством переговоры о контракте, но тренер вратарей московского клуба все не говорил своего последнего слова. Почувствовав, что может остаться ни с чем, Коновалов согласился с предложением агента поехать в Беларусь, в Жодино, где вратарю сходу пообещали игровую практику.

Здесь Ивана все устраивает. Говорит, рад работать на натуральных полях, где, по его убеждению, только и можно получать удовольствие от футбола. Сравнивая сербский и белорусский чемпионаты, ставит между ними знак равенства, отмечая при этом, что в Беларуси скорости выше и технико-тактические действия разнообразнее. В Сербии, мол, футбол в целом попроще: «Если команда 1:0 повела – можно сказать, что матч уже закончился». За месяц освоился в Жодино, гуляет по городу пешком, снял здесь квартиру. А вот своим дебютным матчем за «Торпедо-БЕЛАЗ», несмотря на победу команды и довольно высокие оценки своих индивидуальных действий журналистами и болельщиками, голкипер не доволен.

– Нельзя было два гола пропускать, вообще, нужно было «на ноль» сыграть. Ладно, пенальти, но вот второй гол… Я видел момент удара, видел мяч, но он попал в «мертвую зону», мимо первого нашего игрока, который пытался блокировать, между двумя защитниками, которые стояли в том углу ворот, куда мяч попал. Реагировать было тяжело, но это надо было сделать. Сумбурно все получилось. В общем, для первой игры – не очень хорошо я сыграл, прибавлять нужно сразу. Что для вратаря самое главное? Не пропускать! А тут сразу два…

– Ты много помнишь своих пропущенных голов?

– Да практически все. После каждой игры ты каждый гол, каждый момент анализируешь, стараясь в дальнейшем избежать подобных ошибок. По идее, пропущенные голы нужно забывать, как говорят, двигаться дальше, но у меня забыть не получается.

– У тебя уже не первая команда, насколько быстро ты адаптируешься в новом коллективе?

– С этим никаких проблем нет. Я быстро нахожу общий язык с людьми, сам неконфликтный человек, так что влиться в команду для меня не составляет труда. Некоторые трудности поначалу были в Сербии, но это больше было связано чисто с языковым барьером, дальше все было хорошо.

– В Беларуси чувствуешь себя легионером?

– Абсолютно нет! Тут все то же самое, что и России, или в России то же самое, что в Беларуси. Даже белорусский язык на слух похож на русский. Из различий, мне кажется, что по сравнению с Москвой здесь люди более доброжелательные, отзывчивые. В Москве если спросишь, как куда-то пройти, на тебя могут лишь взглянуть, вроде как «отстань, не трогай меня», а здесь и подскажут, и чуть ли не за руку отведут. Хорошие люди, хорошая страна,  и чужим я себя здесь не чувствую.

– Какую задачу ты поставил перед собой, когда ехал в Беларусь?

– Задача стоит перед командой: попасть в Лигу Европы; на следующий сезон, как я понимаю, – попасть в тройку. А моя задача – помочь своей команде достичь этих целей.

Виктор Глушко

 

 

 

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here